1110x80

Егор Кирьянов, менеджер The Hardkiss: «Главная функция менеджера – уберегать группу от всякой фигни»

Автор: Дария Корнеева 8 4835

За каждым артистом стоит команда, которая ему помогает. От людей, которые стоят за кулисами, зависит какими музыкантов увидят и услышат их слушатели. Нам интересно как это происходит на бекстейдже.

Поэтому мы запускаем авторскую серию интервью Бекстейдж от Дарии Корнеевой, в рамках которой о своей работе расскажут профессионалы индустрии, которые работают с известными украинскими музыкантами. Первый герой — Егор Кирьянов, менеджер группы The Hardkiss и PR-директор Koktebel Jazz Festival. 

На меня украинская англоязычная поп-рок группа The Hardkiss производит впечатление абсолютно совершенного явления. Идеальные костюмы, чистое звучание, качественное произношение и чёткий менеджмент. Последнее – дело рук Егора Кирьянова, в прошлом главного редактора журнала «Молоко», в настоящем – директора The Hardkiss и PR-менеджера Koktebel Jazz Festival. Слова ниже собрались в одно интервью и несколько цитат, которые стоит запомнить и, может быть, даже записать действующим и будущим менеджерам артистов.

kiryanov

— Зачастую в сознании человека группа ассоциируется с её фронтменом. В The Hardkiss всё по-другому, знают всех ребят. Но самое удивительное во всём этом, что знают даже стилистов Виталия Дацюка, Славу Чайку и менеджера Егора Кирьянова. Как думаешь, это потому, что каждый по себе яркий персонаж или всё-таки это заслуга менеджера, то есть твоя?

— Это заслуга нашей команды – дружной, сплоченной и такой интересной (улыбается). Весной Юля Санина получила награду «Певица года» на Cosmopolitan Awards. Cтранная история для нас, ведь Юля – часть The Hardkiss, она фронтвумен группы. Мы очень не любим слова «солистка-вокалистка», а «фронтвумен» – то, что нужно. Слово «лидер» тоже не подходит, такой же лидер в группе и Вал Бебко. Все члены команды The Hardkiss — музыканты, команда стиля, звукорежиссер, светорежиссер, менеджер – полноценные участники процесса. Нет у нас никакой диктатуры. Каждый на своем месте и занимается своим делом во благо развития группы. И нет такого, как обычно это бывает в коллективах: «Я главный, лечу на самолете, а вы езжайте на поезде». Мы все дружно ненавидим самолеты – у нас вечно проблемы с багажом, которого очень много (улыбается). Мы – семья, в которой все растут и развиваются в любви и понимании.

Года три назад мы выступали на фестивале перед Marilyn Manson и у нас была возможность пообщаться с командой музыканта. Так для нашего Вала встреча с гитаристом Твигги Рамирезом значила куда больше, чем встреча с самим Мэнсоном. Это отлично, когда аудитория знает музыкантов, когда знают и следят за творчеством стилистов команды, когда менеджеру группы приходят по ночам смски про то, как же любят его группу (смеется). За последний год наша команда стала больше — пришли басист Клим Лысюк и светорежиссер Вова Мельник. Очень радостно и приятно, что они сразу стали частью The Hardkiss – очень быстро мы их поняли и приняли. А они очень быстро смогли понять нас.

— Что входит в обязанности менеджера группы? Давай прямо по пунктам. Что делать, если ты вдруг проснулся менеджером The Hardkiss?

— Изначально в The Hardkiss я пришёл на пиарщика, а потом, так сложилось, что начал тянуть одеяло на себя, рваться в бой, мне было очень интересно, мне хотелось помогать Юле и Валу больше и больше. Накануне моего прихода ребята расстались с прошлым менеджментом, который проработал первый год существования группы и вел дела крайне недобросовестно. Ребята не спешили искать себе нового менеджера, мы просто начали вести дела группы втроем – Юля, Вал и я.

Сам не понял и не помню, когда меня назвали менеджером. Для меня это и не имело значения, я просто хотел быть частью The Hardkiss, работать и делать все, что было в моих силах. А все, что не было – старался и учился делать. В чем еще особенность The Hardkiss: вся наша команда, все мы развивается вместе, нога в ногу. Музыканты экспериментируют, работают над качеством звучания, как говорится, находятся в постоянном поиске этого самого нового звучания. Команда стиля – Слава Чайка и Виталик Дацюк – не побоюсь высказаться, но эти парни за последние несколько лет стали лучшими из лучших в нашей стране в своем деле. У Чайки график мастер-классов по количеству дат ничуть не уступает гастрольному графику The Hardkiss. Он невероятный молодец.

Я не ленивый персонаж и я козерог. Эмоциональный, нуждающийся в регулярных встрясках и переживаниях. У меня часто случаются вспышки – могу встать в 6 утра и заняться… договорами. Ненавижу всю эту «бухгалтерию», но въехал и занимаюсь этим. А еще я не люблю писать пресс-релизы – видать, «наелся» текстами в юности.

— Нет вдохновения на пресс-релизы?

— Вдохновение… Лучшее вдохновение – это стрессовая ситуация. И дедлайн.

Менеджер должен уметь общаться, хоть иногда попадаются такие персонажи, что общаться с ними не особо хочется. Менеджер должен обладать интуицией, он должен чувствовать людей. У меня были такие истории, когда я говорил Юле: «Звонили, голос не внушает доверия, чувствую будет фигня». И в 8 из 10 случаев таки была фигня. И не потому, что я накаркал или сглазил, а потому что этот человек вел себя неадекватно в работе.

Мне достаточно двух-трех минут телефонного разговора с заказчиком, чтобы сложить впечатление о нем. Понять, сможем ли мы сработаться и насколько он в этом деле вообще соображает. У меня хорошая память. Я отлично помню, где мою группу недокормили, а где перекормили. Любовь должна быть взаимной. А первыми мы никогда никого еще не обижали.

— И всё-таки, какая главная функция менеджера артиста?

— Главная функция менеджера? Сложный вопрос. Наверное, оберегать группу от всякой фигни. Уметь быстро и четко отличать хорошее от плохого. Правильно, без искажений, доносить до общественности то, что хочет донести твой артист.


Главная функция менеджера группы – оберегать группу от зла


— А как ты стал частью The Hardkiss? Ты вышел на ребят или они тебя сами нашли?

— Уже целых четыре года прошло! В то время я уже занимался фестивалем «Джаз Коктебель» и у меня случались какие-то фриланс-проекты. Я делал одно мероприятие, мы привозили в Киев барабанщика и продюсера Уитни Хьюстон Нараду Майкла Уолдена. Его песни в Киеве два дня подряд исполняли артисты новой украинской музыки: The Hardkiss, Jamala, Alloise и другие.

Очень хорошо помню этот день: 11 октября, Crystal Hall. В этот день у Юлии был день рождения и вышел трек October, который меня очень сильно зацепил. Я слушал его целый день на повторе, а вечером я познакомился с Юлей. Это очень «ванильная» история, так как музыка The Hardkiss зацепила меня на первом же концерте. Я был настолько впечатлен, что готов был тем же вечером подойти и сказать: «Спать не смогу! Мечтаю работать с вами!» Я смотрел выступление The Hardkiss и понимал: это мой проект, мы должны быть вместе!

На следующий день, на продолжении этого же мероприятия, я лично познакомился с Валом. Он знал меня по работе с Esthetic Education и журналу «Молоко», я знал его как продюсера украинского MTV. Вал спросил, не знаю ли я, кто бы мог помочь с пиаром. Я сказал: «Я готов помочь!» Через два дня мы созвонились, встретились и начали работать. А потом мы с Валерой еще дружно и весело выбивали деньги из организатора, на мероприятии которого познакомились (смеется).

— Я знаю, что ты в работе жёсткий. Ты по характеру такой или это вынужденная мера и концертный директор просто не должен быть другим? Какие ещё качества тебе помогают в работе?

— Жесткий? Я справедливый! Это приобретенное, когда-то я был хорошим мальчиком (смеется). Знаете, когда ты любишь свою команду, ценишь время каждого ее участника, видишь, как ребята трудятся и пропускаешь через себя большое количество информации… Конечно, ты будешь жестким, когда звонят и предлагают какую-то хрень, когда, приглашая группу на гастроли, считают, что можно забить на пару пунктов бытового райдера. Простите, нельзя! Тем более, когда в бытовом райдере твоей группы нет ничего сверхъестественного и алкогольного. Я всегда стараюсь услышать и понять организатора, если тот, конечно, способен на какие-то адекватные аргументы. Были у нас такие истории, когда я даже выступал против собственной группы, пытался оправдать организатора. Разговаривал с ребятами и мы искали общее решение.

У нас бывали истории, когда мы отменяли концерты – организаторы нарушали договоренности. Но я всегда говорил, общался с организаторами почему так вышло. Давал им шанс исправиться. Уже года два мы не даем интервью в регионах – просто сейчас действительно нет времени и сил на это. Одно из последних интервью было в Днепре, еще тогда Днепропетровске. Это был региональный канал уважаемого национального медиахолдинга, видеосъемка. У репортера во время записи раз зазвонил телефон, он ответил, второй раз зазвонил, он снял трубку. На третьем звонке мы закончили интервью.

— Я знаю многих молодых талантливых ребят, которые живут без менеджера/продюсера. Кстати, менеджер от продюсера чем отличается?

— Талантливые и молодые могут обойтись без менеджера, пока они «молодые» (смеется). Они могут справляться сами, пока справляются. Все истории очень индивидуальны. The Hardkiss – это независимая группа, которая делает все самостоятельно. Пишет песни, снимает видео, занимается фотосессиями и организовывает концерты.

Продюсер – человек, который вкладывает деньги в артиста, естественно, он получает какие-то полномочия, имеет право диктовать что делать, что петь и как себя вести. Менеджер – это личный ассистент и лучший друг артиста. Менеджер – это уши, глаза и рот артиста. Это тот случай, когда большую часть решений принимает сам артист.

— Как считаешь, артист может существовать без менеджера и насколько это правильно?

— Это неправильно. Все-равно должен быть администратор. Артист должен заниматься музыкой, а не вызванивать организаторов концертов и вести с ними переговоры. В позапрошлом году на фестиваль «Джаз Коктебель» не прилетела одна команда. Такое на нашем фестивале за 14 лет случалось всего дважды. В этот раз случилось потому, что у команды не было менеджера, музыканты вели все свои дела самостоятельно. Артист просто не захотел вникать в ситуацию, требуя редкий музыкальный инструмент. Мы его обыскались, в итоге нашли у какого-то коллекционера. Но команда отписалась за два дня до выступления: «Поздно. Мы не полетим». Надеюсь, что эти музыканты уже нашли себе менеджера и не делают больше таких глупостей.

— У тебя журналистское образование. Каков был путь от журналиста к PR-менеджеру, директору группы и что подтолкнуло тебя сменить вектор?

— Я с 14 лет писал тексты в детскую газету «Клякса», а с 15 лет уже работал в запорожской «Теленеделе», при ней было крупное концертное агентство. Там я начал смотреть что да как происходит, мне было безумно интересно. Я могу похвастаться, что в 15 лет делал интервью с Земфирой, например. Я видел как это все происходит, как артисты себя ведут, но я тогда не думал, что буду всем этим заниматься.

В 17 я переехал в Киев, где тоже в «Теленеделе» работал. Главредом «Молока» я стал в 19 лет, а через 4 года журналистика совсем перестала мне быть интересной. Наверное, я просто устал, мне хотелось заняться чем-то новым, но обязательно связанным с музыкой. Луи Франк из Esthetic Education предложил мне поработать с его сольным проектом, а позже и с группой. Я ничего не понимал в пиаре, честно Луи об этом признался, на что он выдал отличную фразу: «Научишься. Зато ты знаешь, как должен вести себя пиарщик, чтобы не вызывать отвращение у редакторов» (смеется). Я очень четко могу поставить себя на место журналиста, который берет интервью и точно также на место артиста, который дает это интервью.

Мне повезло с Юлей Саниной – она по образованию филолог, отлично разговаривает и пишет. Она во время общения с журналистом сразу понимает, будет из этого материала что-то интересное или нет. Я ей часто говорю: «Зачем ты так много рассказываешь, ты вытягиваешь журналиста с его никому неинтересными вопросами. Он уже не знает, что спросить, а ты продолжаешь. Если у него пустые глаза, нужно заканчивать интервью».

Хотел к пятилетию группы сделать собственное интервью с Юлей – это наша давняя затея. Столько всего навалилось накануне концертов The Hardkiss. Five – не успели. В следующий раз. Потому что из этой затеи может получиться очень крутой материал.


«Если у журналиста пустые глаза, ты должна закончить интервью»


— Как считаешь, человеку, нашедшему любовь в профессии, тяжело найти любовь в жизни?

— Помню, в закрытой группе для пиарщиков в FB было обсуждение, нужно ли брать рабочий телефон после 10 вечера. Нужно! В нашей профессии нет выходных и перерывов. Могут быть какие-то обстоятельства, но ты все равно должен перезвонить, ответить, написать.

Что касается личной жизни – все зависит от личной дисциплины. А с дисциплиной в The Hardkiss все в порядке. Несмотря на плотный график, почти все участники группы живут и творят в любви. Юля и Валера еще и сына воспитывают. Они отличный пример для всей нашей команды.


«Помню, в закрытой группе для пиарщиков в FB было обсуждение было обсуждение, нужно ли брать телефон после 10 вечера. Нужно. У нашей профессии нет выходных и перерывов»


— Ты чувствуешь, что ты на своём пути сейчас? У человека вообще этот путь только один или несколько может быть? И как его найти, какие вопросы себе задать, если понимаешь, что идёшь не туда?

— Здорово, когда ты занимаешься проектом, которым живешь, имеешь работу, которая доставляет удовольствие. Когда-то у меня была теория — нельзя засиживаться, нужно менять «гнезда» каждые 2-3 года. У меня были проекты, к которым я терял интерес, начинал халтурить и сам провоцировал, чтобы меня выгоняли.

Если ты понимаешь, что когда-то любимое дело ставится тебе скучным, нужно немедленно уходить, бежать. С The Hardkiss я работаю уже 4 года, а мне с каждым днем все интереснее и интереснее. Пожалуй, это мои самые серьезные «отношения» (улыбается).

Большинство людей занимается не своим делом. Это печально и с этим нужно что-то делать. Даже если ты имеешь какую-то нудную работу, которая приносит тебе просто заработок, найди хобби, которое приносило бы удовольствие. Возможно, когда-то это увлечение начнет приносить еще и заработок. И ты станешь счастливым человеком. Но для этого нужно постараться. Нужно работать над этим, нужно работать над собой.

Я не любил читать книжки в детстве, был ужасным троечником, меня выгоняли из трех школ. В Запорожье я заканчивал вечернюю школу, которая мне напоминала какой-то исправительный лагерь. Я не был хулиганом, просто у меня всегда был острый язык — ничего не могу в себе держать, всегда говорю, что думаю. Зато сразу после «вечерки» я поступил на второй курс университета и благодаря тому, что переезжал работать в Киеве по специальности, получил в родном ЗИГМУ свободный график. Я был первым студентом ВУЗа, которому дали такую возможность.

В 10 лет я понял, что должен зарабатывать деньги самостоятельно. При том, что у меня достаточно интеллигентная семья: отец – эколог, мама – педагог. В 10 лет я пошел продавать газеты. Семья говорила: «Не позорь нас, мы тебе все что ты хочешь можем купить». Я говорил: «Нет, спасибо, я хочу сам». Я продавал газеты и читал всю эту прессу, я был увлечен всем этим издательским делом. К своему бизнесу по продаже газет и журналов позже я подключил старшего брата, мы очень хорошо зарабатывали, но ужасно уставали. В четверг и пятницу мы вставали в 4 утра, ехали в типографию за свежей прессой. Приходилось работать на морозе, дышать свинцом, резать газетами пальцы, бороться с разными природными стихиями.

Так вот, я начал читать прессу, особо меня интересовали разделы «культура» и «интервью» – зачитывался просто. А заработанные деньги я тратил на билеты на концерты. Ходил на все подряд, даже когда-то высидел четырехчасовое «шоу» группы Любэ и чуть не пострадал в давке на Руки Вверх. Я писал репортажи о концертах и приносил их в редакции местных газет. Когда мои тексты брали и печатали – это было счастье!

Люди должны жить интересно, должны кайфовать от каждого дня жизни! Несмотря ни на что! Мне очень радостно, что есть группа The Hardkiss. Мне радостно, что группа вдохновляет внушительное количество нынешней молодежи. Среди наших друзей-слушателей столько талантливых ребят! Они рисуют, поют, танцуют, пишут песни – мы же все это видим, они нас тоже вдохновляют на подвиги, на творчество. На скучные договора (улыбается).

— Почему ты любишь свою работу?

— Год назад в Минске я давал свой первый и пока что единственный мастер-класс по PR. Меня спрашивали об успехе, как добиться успеха молодой группе. Весь успех – в продукте, в материале. Это залог успеха любого артиста. Если у вас не будет материала, песен – никакой менеджер или пиарщик вам не поможет.


«Залог успеха любого артиста – это материал»


— То есть, ты любишь The Hardkiss за The Hardkiss?

— Да. Я люблю свою группу, люблю их творчество и подход к делу. Я люблю то, чем занимаюсь.