1110x80

Данил Галыко (Blooms Corda): «Когда текст песни несет какой-то посыл, музыку сложно назвать фоновой»

Автор: Леша Бондаренко 2 1925

На Blooms Corda обратили внимание год назад после выхода альбома Monodance. Меломаны отмечали оригинальность текстов, простоту и легкость мелодий, грамотное использование фанковых мотивов. Как оказалось, за названием стоит один человек — Данил Галыко.

Спустя год Blooms Corda вышла на большую сцену, обросла музыкантами, выступила на нескольких фестивалях и успела выпустить второй альбом — GIGOTOSIA (название расшифровывается как «The grass is always greener on the other side»). В преддверии большого концерта-презентации в киевском Sentrum 23 ноября мы встретились с Данилом и обсудили трансформации проекта, музыкальные ориентиры, украинские тексты и поговорили о грядущем концерте.

img_7151-copy


Купить билеты на концерт Blooms Corda 23 ноября


— Как тебе отзывы о новом альбоме?

— Их не так много. Но из тех, что есть, пока все нравится.

— Но ведь сугубо технически, GIGOTOSIA – это не второй альбом, а третий?

— Да. Первый можно считать EP – там было семь песен.

— После выхода предыдущего альбома ты говорил о том, что планируешь экспериментировать со стилями. Но GIGOTOSIA стилистически очень похож на Monodance. Решил не экспериментировать?

— У меня были эксперименты в процессе записи. Я хотел добавить какого-то рэпа. Но когда все это слушал, понял, что у меня это получается не очень хорошо, поэтому оставил эту идею. Хотел добавить больше клавиш и полностью убрать гитару. Но и эта идея не выгорела.

— А что с еще двумя твоими проектами — Dojo и «Мой дорогой Батист»?

— Dojo, наверное, уже вообще не существует. А «Мой дорогой Батист» в замороженном виде. Некоторые идеи из этого проекта я перенес в новый альбом Blooms Corda.

— Ты почувствовал прирост популярности после первого альбома?

— Да. Стало чуточку легче. Появился стимул. Когда тебя никто не знает и не слушает, ты делаешь музыку в каком-то полуотчаянии. А сейчас я понимаю, что уже есть какое-то количество людей, которые слушают эту музыку. Это стимулирует продолжать этим заниматься и делать это интереснее.

— А это же чувство не добавляло скованности при записи второго альбома? Не боялся отпугнуть публику, которая уже привыкла к звучанию?

— Были такие мысли. Альбом и получился очень похожим на Monodance. Просто когда я еще писал Monodance, у меня появлялись новые песни, которые я не успевал включить в тот альбом. Поэтому во втором альбоме есть частичка Monodance. Похожее настроение и песни делались в тот же период.

— Откуда название альбома “Grass is always greener on the other side”?

— Я когда-то услышал эту пословицу, и потом меня долго сопровождало ощущение, что настоящая жизнь проходить где-то в другом месте. А потом я случайно увидел интервью Джей Кея (Jamiroquai).

Кто-то опубликовал на YouTube хроники, в которых Джей Кей давал интервью на французском телевидении еще в 1993 или 1995 году. Как раз в период начала их творчества. А потом это видео удалили из YouTube, но я успел посмотреть. В этом интервью он рассказывает, что у него было такое же ощущение «травы на другой стороне» и он очень боялся решиться и уйти с головой в музыку. Но он его сделал и понял, что назад пути нет, и он поступил правильно.

Это интервью стало последней каплей при определении названия.

img_7135-2-copy

— Раньше Blooms Corda был сугубо твой сольный проект. После первого альбома вы выступали группой. Это до сих пор сольный проект или таки коллектив?

— Где-то 50/50. На втором альбоме я тоже почти все делал сам. Но теперь есть музыканты, которых я могу задействовать, чтобы они больше помогали. Для записи я привлекал нашу клавишницу Аню, а с барабанщиком мы разрабатывали партии.

— Ты можешь назвать песни или музыкантов, на которых ты ориентировался при написании музыки? Возможно брал у них какие-то «фишки»?

— Я слушаю много музыки, но я не думаю, мол, вот сейчас возьму и использую это у себя. Хотя, наверное, оно где-то на подкорке откладывается. Недавно я составлял плейлист «10 песен, которыми я сейчас живу». Когда я его составлял, пришел в небольшой шок. Я еще раз переслушал эти песни и понял, что у меня есть похожие мысли в записях. Видимо, ими я и вдохновлялся. Но это происходило бессознательно.

— А свою музыку ты слушаешь?

— В процессе записи – да. А когда выходит альбом – практически перестаю слушать.

— Почему?

— Потому что я сам его и свожу. И это довольно мучительное и болезненное дело. У тебя «замыливается» слух. Иногда наступает момент, когда ты не понимаешь, хорошо оно звучит или плохо. А когда выпускаешь – думаешь «все, хватит» и стараешься лишний раз не слушать.

Вот Radiohead с этим повезло. У них есть Найджел Годрич, который этим занимается.

— Дима Зезюлин из Latexfauna считает, что у вас одни из лучших текстов среди современных украинских музыкантов. Как ты думаешь, почему именно ваши тексты так оценивают?

— Это очень приятно. Возможно, из-за того, что как бы много не говорили о красоте украинского языка, он, в каком-то смысле, беден. На протяжении более 50 лет уничтожали культурных лидеров мнений, которые обогащали этот язык. Поэтому язык очень искалечен.

Особенно это чувствуется в песнях. В них проявляется очень мало слов для выражения чувств, по сравнению, например, с английским. Поэтому часто все тексты кажутся одинаковыми. Если выписать песни на бумагу, можно не отличить, кто его написал.

Возможно, поэтому мои тексты кажутся не такими банальными. Пишу я, вроде, про то же самое, что и другие, но чуть более оригинально это подаю.

halyko

— Кто вам рисует обложки альбомов?

— Я сам.

— В фотошопе или вручную?

— Фотошопа вообще нет. Обложки альбомов – это масло на холсте. Потом просто фотографируем картину на фотоаппарат.

— Ты занимался когда-то в художественной школе?

— Нет. Я это для себя называю баловством. Мне кажется, я не очень хорошо рисую. Но для меня это какая-то отдушина, форма медитации. Когда я рисую, мозги немного освобождаются.

albums

— В прошлом году вы много выступали. Какие моменты запомнились больше всего?

— Наверное, выступление на дне рождения Радио «Аристократы». Это было в Atlas. С моим прошлым проектом Dojo мы наелись выступлениями по кабакам и клубам, когда тебя приглашают какие-то непонятные организаторы на сборные солянки с платным входом и забирают потом все деньги. Поэтому Atlas для нас был как культурный прыжок.

Также запомнилось выступление на Lviv Acoustic Fest. Мы очень переживали, знает ли нас кто-то во Львове. Было очень приятно, когда я со сцены называл названия песен и люди очень живо реагировали.

— Ты обижаешься, когда твою музыку называют фоновой?

— Не то, чтобы обижаюсь, но впадаю в уныние. Когда текст несет какой-то посыл, такую музыку уже сложно назвать фоновой. Потому что человек может что-то для себя услышать и о чем-то подумать.

— Скоро у вас большой сольный концерт в Sentrum. Готовите ли что-то особенное?

— Мы как раз сейчас работаем над тем, чтобы песни звучали более живо и драйвово на концерте. Например, на альбоме есть очень медленная песня Однонічний роман. На концерте мы ее сделаем быстрой и мощной.

Фото: Евгения Люлько