1110x80

Саунд-продюсер Юрий Водолажский: «В 2017 году мы совершим революцию в мире музыки»

Автор: Дария Корнеева 4 6491

Пересечение векторов Пивоварова и Водолажского можно считать отправной точкой запуска проекта «Артем Пивоваров» в том виде, в котором мы его знаем. С тех пор ребята записали два полноценных альбома, сняли около десятка клипов, несколько раз подвинули звёзд мирового масштаба в рейтингах iTunes и SHAZAM, тем самым поднимая украинскую поп-музыку на новый, более серьёзный уровень.

Самоуверенный (не самовлюблённый, а именно уверенный в своих силах и возможностях) музыкант и саундпродюсер Юрий Водолажский подвёл итоги ушедшего года и рассказал что есть такого у него и у ребят из Pivovarov Production, что даёт им все шансы совершить революцию в мире музыки в новом году.

— В последнее время мы с моими друзьями, которые так или иначе имеют отношение к миру музыки, много рассуждаем над тем, что сейчас хорошее время для того, чтобы выйти из подполья. Уже не нужно быть фазаном со стразами в перьях. Стали интересоваться прежде всего музыкой, а также теми, кто её создает. Согласен?

— Сейчас вообще, наверное, самое лучшее время для всей этой ситуации. Потому что поменялись правила. Точнее, правил больше нет. Каждый может написать классный трек и выложить в свободный доступ в интернет… Никто не может этому воспрепятствовать. Как следствие — есть куча примеров очень самобытных артистов, которые выстреливают.

Рэппер из России Pharaoh, например. Для меня – это трэш. Но когда я смотрю его клипы, я понимаю почему человек нашёл свою аудиторию. Предпосылок для того чтобы искусственно создать такого артиста не было никаких.

Антоха МС — тоже хороший пример. Раньше по-другому всё работало: не было соцсетей. Если о тебе писали в газетах, если ты был на ТВ — всё это проплачивалось. К тому же сейчас очень быстро развиваются технологии. Любой ребёнок может попросить поставить себе на компьютер какую-то программу, сесть и писать музыку. Есть много примеров, когда 18-летние ребята становились продюсерами и зарабатывали деньги на крупных лейблах.

— ​Мы плавно перешли к теме моего следующего вопроса. Давай представим ситуацию, что перед нами молодой человек, которому, как ты и сказал, восемнадцать. Музыкального образования у него нет, а время выбирать «кем ты хочешь быть, когда вырастешь» уже пришло. И вот он понимает, что хочет свою жизнь связать с музыкой. Какой дальнейший сценарий развития событий?

— Возраст вообще не играет никакой роли. Осознанно и глубоко я начал заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь, где-то пару лет назад. Я никогда не мнил себя саунд-продюсером. Мне нравилась концепция, что есть человек, который собирает в единое целое всё то, что придумали другие музыканты, превращает во что-то готовое. Я чувствовал, что могу это делать. Я ходил в музыкальную школу, но из-под палки, не хотел этим заниматься и бросил в итоге. И позже, когда меня родители заставили пойти в университет, спустя какое-то время я понял, что мне это не нужно и начал заниматься музыкой.

Не важно, когда ты начал этим заниматься, важно — сколько времени ты этому уделяешь. Если человек хочет стать диджеем, то он должен спать с вертушками. Если мой ребёнок будет посвящать чему-то максимум времени и я буду видеть в нём рвение к этому, я не буду говорить ему, чтобы он шёл учиться. Я брошу все свои силы, чтобы помочь ему погрузиться в ту тему, которая ему интересна. Пусть он даже не будет знать кто такой Лев Толстой, мне на это наплевать абсолютно.

Если ты прокачиваешься в какой-то сфере и становишься в ней мастером, то зачем тебе что-то другое? Какая разница, знаешь ли ты, вертится Земля вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли? В нашей системе образования, школа – это не приобретение знаний, а потеря времени. Она не дала мне ровным счетом ничего. Кому-то везёт больше: кому-то школа даёт дружбу, какие-то социальные навыки, — мне этого школа не дала. Наоборот, я получил колоссальное количество негатива и проблем, которые я разгребаю до сих пор. Дальше – университет. Это было желанием моих родителей.


«Не важно, когда ты начал этим заниматься, важно — сколько времени ты этому уделяешь»


— Какое у тебя высшее образование?

— Мехмат. Это было настолько далеко от того, кем я хотел быть, что ломало жизнь. Сейчас немножко всё поменялось, родители стали по-другому смотреть на окружающий мир. Мои племянники, которым по 16 лет, уже в другом мире живут. Здорово, что у них есть такие люди, как я, например, которые скажут им: «Делай то, что ты любишь, не делай того, что не хочешь».

Я поступал в университет в 2001 году, у меня даже интернета не было тогда. Мой мир состоял из кассет, которые я мог слушать на плеере в ужасном качестве. Вот это был мой мир. Для моих родителей до сих пор мир – это телевизор и то, что показывают. Они не выбирают контент. А когда человек начинает выбирать, он формируется как личность.


«Когда человек начинает выбирать, он формируется как личность»


— ​Во второй серии документального фильма о создателях музыки UNKNOWN, ты говоришь: «…важнее делать только то, что тебе нравится». Но это большая роскошь, согласись. Были моменты, когда приходилось делать что-то другое ради денег?

— В какой-то момент, я осознал, что роскошь – это делать то, что тебе не нравится. Это ещё большая трата времени и трата жизни в целом. Да, конечно приходилось делать какую-то работу исключительно ради денег, но всё равно эта работа зачастую была связана с музыкой.


«Роскошь – это делать то, что тебе не нравится»


— У каждого в жизни, наверное, есть тот самый роковой альбом, после которого ты перестаёшь слушать то, что звучит из радиоприёмников, становишься более избирательным, формируешь уже свой личный музыкальный вкус. Для меня таким альбомом стал Hide From The Sun финской группы The Rasmus. Что у тебя?

— Я помню, когда мне было 6 лет я уже сознательно ставил кассеты и пластинки Iron Maiden, Metallica, Black Sabbath. У меня брат был меломаном-металлистом, висел на этом музле. Кстати, именно от него мне досталась бас-гитара. В 1998 году, если ты был рэппером — ты был рэппером, а если ты был металлистом — тебя били рэпперы. Такой у нас был район, серьёзный. Я могу назвать несколько альбомов, которые очень сильно на меня повлияли, расширили мой кругозор.

Когда я услышал альбом Limp Bizkit Chocolate Starfish, я понял, что это крутая качёвая музыка. До этого я слушал только металл, не признавал попсу — ничего другого. Но послушал Limp Bizkit и офигел. Причём я офигел от того, что мне это понравилось. Я восхитился тем, насколько круто это было сделано и до сих пор восхищаюсь.

Потом я послушал Metallica c симфоническим оркестром, альбом S&M. Раньше я думал, что песня существует только в том виде, в котором мы её слышим. А оказалось, что песню можно сделать по-разному и она всё равно останется песней. Для меня это было открытием. Потом для меня постепенно начали открываться двери в разные стили музыки.

Marvin Gaye, альбом 1971 года What’s Going On. Офигенный альбом! Я никогда до этого не слушал музыку в стиле соул, а ведь это целый пласт музыки в Америке. Это поменяло мой музыкальный вкус, и я начал слушать всё-всё вокруг. Сейчас не так часто появляется время послушать что-то, но всё что есть у меня в плеере – очень разнообразное.

— ​На каких инструментах ты играешь?

— На бас-гитаре, гитаре, на клавишах. Причём, что на гитарке, что на клавишах я играю примерно одинаково – не очень (смеётся).

— Видели мы это «не очень»… 

— Серьёзно, я не считаю себя крутым музыкантом. Именно музыкантом-инструменталистом. Я знаю свои сильные стороны и знаю слабые, это важно. Я не считаю себя гением и не считаю, что это правильно, когда человек думает так. Я играю на том уровне, который позволяет мне делать песни себе и другим.

— И тем не менее ты играешь в двух достаточно громких проектах — Brunettes Shoot Blondes и «Артем Пивоваров». Но я уверена, что прежде чем прийти к этому, ты успел поиграть и в «гаражах». Расскажи.

— Половина сознательной жизни прошла в гаражах. Каждый музыкант должен пройти через это. Нельзя стать хорошим музыкантом, не пройдя период становления — ты должен доказать Вселенной, что ты действительно хочешь этим заниматься, что ты этого достоин. Все группы, в которых я играл, были мне дороги.

Что отличает меня от других музыкантов – я никогда не был просто музыкантом. Я никогда не мог себе позволить быть безучастным. Всегда, когда я приходил в группу, я становился неформальным лидером коллектива. Я всегда был больше, чем просто басист. Многим это не нравилось и до сих пор не нравится, и я это понимаю. Бывали такие моменты, когда я приходил в коллектив и человек, который до этого был лидером уходил из этого коллектива.

Был период, когда я был немного другим человеком: более эмоциональным, более агрессивным. Но я такой, какой я есть. Я человек, у которого есть харизма, есть лидерские качества. Если я не буду их проявлять, я буду зажимать себя. Я и так много работаю над тем, чтобы не вставлять свои пять копеек туда, куда не нужно. Это тоже надо понимать — где они нужны, а где они не нужны.


«Нельзя стать хорошим музыкантом, не пройдя период становления — ты должен доказать Вселенной, что ты действительно хочешь этим заниматься, что ты этого достоин»


Я всегда чувствовал, что будет нравиться, а что не будет нравиться, я знал это. Но люди этому противились, у них было своё мнение по этому поводу. Но не всегда это мнение основывается на внутренних ощущениях, зачастую оно основывается на каких-то стереотипах. А я чувствовал, что эта песня – она никакая, как бы ты её ни делал. А вот эта песня — над ней надо поработать. И я только сейчас начинаю понимать как это тактично можно объяснить человеку. Это целое искусство. Милош Елич – это один из примеров того, как нужно работать с коллективами, как добиваться результата в сложных условиях, как уметь тактично людям указать на достоинства или недостатки. Милош для меня авторитетный пример во всех отношениях.

— Если с Пивоваровым вы из одного города — Харькова, то Ковалёв с Соболем — из Кривого Рога. Как вы познакомились?

— Brunettes Shoot Blondes приезжали ко мне на студию в Харьков, мы видео им снимали, это был 2009-2010 год.

— То есть ты ещё и видеопроизводством занимался?

— Чем я только не занимался! Я прорабом на стройке был, был изготовителем наружной рекламы, курьером фотографий, продавцом в магазине, занимался организацией концертов. И уборщиком я был, и на кухне работал. На одном из тренингов, который я проходил когда-то, нужно было составить список профессий, которыми вы бы могли заработать себе на жизнь. У меня был один из самых больших списков. Если завтра я поеду в Америку и останусь там без гроша в кармане, то я выживу, справлюсь и обязательно стану успешным.

На тот момент мы снимали цикл передач для харьковского телевидения. Мне тогда они показались ребятами интересными, необычными, я их запомнил. Спустя какое-то время, живя уже в Киеве, у Brunettes Shoot Blondes на странице я увидел объявление, что нужен бас-гитарист на пару концертов. С Артёмом тогда концертов было не много и я подумал, что было бы интересно поиграть с ними. У меня на тот момент даже бас-гитары не было в Киеве. И вот я попросил у друга гитару, подъехал, сыграл им все их вещи, им понравилось и мы сыграли несколько концертов. А потом Андрей (Ковалев, солист Brunettes Shoot Blondes — прим.) предложил мне играть с ними. Как раз в Brunettes Shoot Blondes у меня не возникало желания доказать, что я знаю как лучше, потому что Андрей — крутой чувак, я ему доверяю. Самое смешное, что когда я перестал тянуть на себя одеяло и брать в свои руки инициативу, начало получаться. Как с Артёмом, так и в Brunettes Shoot Blondes.

А с Артёмом мы знали друг друга давно. Просто в какой-то момент я пригласил его к себе в студию и сказал: «Давай попробуем, давай сделаем». Я искал человека, который сможет быть лидером, фронтменом, за которым все будут идти. И когда я смотрел на Артёма на видео, на выступлениях, я понимал: «Вот он!». До сих пор я не встречал человека с такой харизмой, с таким рвением, жаждой и талантом. Он горит! И я не понимал людей, которые этого не видели. Я всегда всем говорю, что Артём будет большим событием в музыке. Я просто чувствую энергию, которая есть в человеке. И если направить её в правильное русло – она разорвёт всё.

— И тут мне стало интересно, как расставлены приоритеты. ​Допустим, Артёма на Новый год хотят видеть в Казахстане, а Брюнетов в Киеве, где будешь ты?

— Я буду с Артемом. С Brunettes Shoot Blondes мы это обсуждали и у меня на подхвате всегда есть человек, который в любой момент может меня подменить. И ребятам с ним тоже комфортно.

— Получается, незаменимых нет?

— Незаменимых нет. Но результат получается другой. Когда я играю с Брюнетами и когда вместо меня играет другой музыкант – это разные концерты по сути. Тут я просто выбираю то, что мне ближе, в чём я больше реализуюсь.


«Незаменимых нет. Но результат получается другой»


— ​ Комфортно ли ты чувствуешь себя в роли второго плана? Дракон тщеславия не брыкается?

— У меня всегда было понимание, что такое фронтмен. Фронтмен – это центр коллектива, на которого направлено всё внимание общества. Я никогда не считал себя человеком, который может быть этим центром. Все эти штуки, которые нужно делать фронтмену не очень комфортны для меня. Я более простой в этом плане человек. Я хочу работать на коллектив, где каждый выполняет свою задачу и делает это максимально хорошо. Без эгоистичных обид и амбиций. Важнее всего результат, а не кому девочек больше написало после концерта.

— Если сравнивать Brunettes Shoot Blondes и «Артема Пивоварова», у меня создаётся впечатление, что последний проект более стихийный, что ли. То есть вы просто делаете то, что просится изнутри, направляя это что-то в правильное русло. Brunettes Shoot Blondes же производит впечатление проекта более «причёсанного», спланированного, выверенного.

— Андрей – стратег, который просчитывает всё на несколько лет вперед. Он очень вдумчивый, анализирующий, грамотный человек. Это его огромный плюс.

— ​Ты ведь не только музыкант, но и саундпродюсер. Кстати, какая твоя самая популярная песня?

— На данный момент самый популярный трек – это тот, который был записан с Мотом, Муссоны. Уже 6 млн просмотров на YouTube. Но мне гораздо ближе Зависимы, потому что изначально это было моей музыкальной идеей, к которой Артём придумал слова. Это было спонтанно. С Мотом хотелось сделать качественный, попсовый, радийный трек. Там всё сделано для того, чтобы песня стала хитом. А Зависимы — она именно народная. Не в прямом понимании, конечно. Она ушла в народ и она там живёт. Её никто не рекламировал, она не ротировалась так, как ротируются обычно хиты. На концертах, в перерывах между треками уже начинают кричать чтобы мы сыграли Зависимы. Случайно, несознательно получился настоящий хит. И её постят под другими названиями, а это реальный показатель. Людям даже не важно кто поёт эту песню — она живёт сама по себе.

На самом деле песня важнее, чем музыка. Песня превалирует всегда. Музыка играет важную роль в тех местах, где песня не дотягивает. Но сильная песня – это когда достаточно пару аккордов взять и она сразу же нравится. Аранжировка уже как компромисс.

— Уже в феврале у вас выходит новый альбом, который будет называться «Стихия». Ты это дело решил незамедлительно увековечить (татуировка). Это был особенный период для тебя? Что для тебя этот альбом?

— Это новый шаг в жизни, новый период, ещё одна ступенька. Может быть я когда-нибудь созрею для чего-то сольного, но я пока не вижу, что я бы мог сам по себе привнести. У меня куча музыки в голове.

— Как считаешь, татуировки обязательно должны что-то значить?

— Должны, конечно. Это глупо, когда человек рисует на своём теле то, что для него ничего не значит.

— Альбом «Стихия» будет состоять их двух частей «Стихия воды» и «Стихия огня». «Артем Пивоваров» — попсовый проект. Но я была на ваших живых выступлениях и знаю, что вы такого рока можете дать, что вас после выступления хоть отжимай. Признавайся, «Стихия огня» — будет роковой?

— Нет, рока в его классическом понимании не будет. Но то, что мы делаем — это та же рок-музыка, просто в электронном виде. Она вызывает те же эмоции, хочется вести себя соответственно на концертах, выдавать такой же драйв. В этом состоит наше новаторство в каком-то смысле, потому что все привыкли, что рок-концерт – это патлатые чуваки с гитарами, стереотип. А нам интересно делать это немножечко по-другому.

— ​Совсем недавно мы провели 2016 год. Давай попробуем подвести его музыкальные итоги? Выдели самые важные для тебя альбом года, клип года и концерт года.

— Любимый альбом года – это Blonde Фрэнка Оушена. Он зашёл мне по настроению и я очень часто его слушаю.

Очень впечатлил клип Jamie xx — Gosh: глобальность задумки, реализация, концепт, сильные образы — это стоящая работа.

Самое сильное впечатление на меня произвело выступление группы Sigur Ros в рамках фестиваля Sziget. Я очень люблю эту группу, они из Исландии и играют очень необычную музыку. Я слушаю их с 2006 года и для меня было большой мечтой попасть на их концерт. Там были интересные спецэффекты, очень концептуальное шоу. Они отказались от большого состава и играют втроём. Это было вдохновляюще и здорово.

— Говорят, если публично что-то пообещать, то больше шансов, что ты это обещание выполнишь. Какая твоя главная цель в новом 2017 году?

— В 2017 году мы совершим революцию в мире музыки.