Феномен Milky Chance: как два немца с незатейливыми песнями покорили Киев

Немецкая группа Milky Chance стала популярна во всем мира благодаря стопроцентному хиту Stolen Dance. Когда мне кто-то говорит, что не знает Milky Chance, я включаю эту песню и почти всегда в ответ слышу «О, я знаю этот трек! Так это они?».

Но Milky Chance — это феномен. Два парня (живьем — три), которые пишут незатейливые песни на стыке инди, фолка и клубной музыки, умудрились за один сезон покорить большую часть мировых фестивалей и на второй год выбрались в турне Восточной Европой.

Киев стал вторым городом после Москвы. Однако, зная некоторую инертность украинской аудитории, были опасения, что зал будет полупустой. Опасения не оправдались. Более того, подоспела молодая аудитория, которая забила все место под сценой.

Milky Chance оказались невероятно легкими на подъем. С утра сходили на Радио «Аристократы» и поиграли на местном пианино, чуть позже их несложно было словить в районе ATLAS, а в инстаграме то и дело мелькали фотографии, на которых парни фотографировались с желающими и отдыхали, сидя на киевских бордюрах.

Киевский концерт открывала Bahroma в акустическом формате (считай, тоже дуетом). Сыграли несколько самых популярных песен, включая свой главный хит «Надолго», пообщались с публикой, представили немцев и вообще неплохо провели время. Публика встречала сдержано, но радушно.

IMG_1208 copy

Сами Milky Chance вышли спустя 40 минут. На сцене — хитромудрый набор из разнообразной перкуссии, живых барабанов, электронных и разных примочек, запускающих бас-партии и бас-бочку, плюс, сетап для двух гитаристов.

Первым потрясением стало то, что Клеменс Ребайн избавился от своего извечного «ежика» на голове. Пожалуй, это было единственное, что могло смутить в выступлении немцев.

Нам посчастливилось бывать на Milky Chance ранее — на фестивале Sziget. Киевский сет был практически такой же, за исключением двух новых песен, которые войдут в грядущий альбом.

Именно живьем можно оценить всю прелесть и «фишку» коллектива. Им удается совмещать клубный бит с душевными и простыми мелодиями. В какой-то мере, тем же занимаются Avicii и David Guetta, но с упором в дэнс-музыку. Milky Chance работают от обратного и ориентируются на кантри.

Если же вам казалось, что гитарист Milky Chance, он же вокалист Клеменс Ребайн, умеет лишь наигрывать 5 аккордов на гитаре, то на концерте можно было убедиться в противоположном. Несколько мастерских соло, без лишних эффектов, длинной по нескольку минут, убедили, что успех немцев — отнюдь не случайность.

В то же время, пока Клеменс берет на себя роль лица группы, его партнер Филипп Дауш полностью закрывает линии баса и ударных, а сессионщик Антонио Грегер делает музыкальную картинку насыщеннее, подыгрывая то на гитаре, то на басу, то уходя в 3-минутное соло на гармошке.

Клеменс Ребайн
Клеменс Ребайн
Антонио Грегер
Антонио Грегер

Группа сыграла весь дебютный альбом Sadnecessary, а также две внеальбомных песни ‘Given’ и ‘Nevermind’. Из двух новейших треков по крайней мере один претендует чуть ни не на лавры ‘Stolen Dance’, учитывая его прилипчивость и фирменную меланхоличность.

Конечно же, ‘Stolen Dance’ оставили на самый конец. Хотя зал и несколько раз взрывался от восторга, принимая то ‘Flashed Junk Mind’, то ‘Stunner’ за свою любимую песню, в виду некоторой однообразности оных.

В какой-то мере, Milky Chance — это группа одной песни, но люди танцевали от начала и до конца. Никто не разворачивался и не уходил, и даже после ‘Stolen Dance’ зал опустел лишь немного. Киев очень хотел парней на бис и они отблагодарили двумя отличными композициями с затяжным аутро.

IMG_1796 copy

Milky Chance — странная группа. Но глядя на них вживую, убеждаешься, что они большие профессионалы своего дела, которые знают себе цену, умеют писать отличные песни и исполнять их на концертах.

Под конец Клеменс пообещал, что они вернутся. Хочется верить, что это не рядовая фраза, брошенная в никуда, и Киев сможет услышать новый альбом одним из первых. По крайней мере, аудитория на концерте для этого постаралась вовсю.

Все фото: Евгения Люлько/H2D