Boris Divider: «XXI век — это время, когда каждому нужно определить критерии своего поиска качественной музыки»

Уже на этой неделе, 19 мая, пройдет фестиваль электронной музыки StrichkaВ канун события нам удалось пообщаться с испанским музыкальным продюсером Boris Divider, одним из основателей известных лейблов, среди которых Drivecom и Tesla Electronics. Выступления артиста особо известны через целые аудиовизуальные шоу и лайв-перформансы, побывать на которых большая удача и праздник судьбы.


Купить билеты на фестиваль Strichka можно по ссылке


— Если бы вы могли объединить свой музыкальный опыт в одну круговую диаграмму, то какие бы жанры составили ее сегменты, и в каких соотношениях (процентах) между собой?

— Я думаю, что электронная музыка составляет 85% моего музыкального опыта. В основном — это техно, электро и другие жанры, как, например, индастриал, эмбиент, экспериментальная музыка, дарк-вейв. Это все то, что оказало непосредственное влияние на мою музыкальную карьеру.

Будучи молодым, я также обучался игре на фортепиано и ходил на уроки сольфеджио в музыкальной консерватории, я просто не могу поэтому не использовать классическую музыку на фоне (улыбается). А еще я очень люблю обращаться к музыке из кинофильмов. Она и другие неэлектронные мелодии иногда помогают расфокусироваться и расслабиться, отдохнув от моей основной работы.

— Когда вы только начинали заниматься музыкой, сложно ли было воплощать свои идеи, используя ту технику, которая тогда была доступна, и находясь при этом в Испании? Если я не ошибаюсь, это было начало 90-х.

— Честно говоря, это было нелегко. В основном из-за отсутствия информации о том, какую аппаратуру нужно достать, чтобы получить тот или иной звук, а достав, не всегда ожидание совпадало с реальностью. Конечно, множество вещей можно было легко изменить с точки зрения современного артиста или продюсера, но тогда создание музыки было очень медленным процессом, поэтому я считаю, сейчас это должно быть одной из причин уважительного отношения к миру музыки прошлого.

— Вы не просто музыкант, вы аудиовизуальный художник и саунд-дизайнер. В вашей деятельности больше исследовательской работы, которая поддается математическим формулам, перенесенным в музыкальную плоскость или все же больше иррационального творчества?

— Я бы сказал, что моя жизнь — это логическая эволюция, когда ты участвуешь во многих различных творческих процессах. В прошлом в качестве музыканта и звукорежиссера я работал с несколькими квалифицированными специалистами и, наконец, как моушн-дизайнер делал работу для BMW, Samsung и Vodafone, поэтому попытка объединить мое собственное производство аудио и визуального искусства была логичным шагом.

Конечно, воплощение такого опыта, совмещающего в себе аудио- и видео-составляющие, есть несколько другой подход, которым вам нужно хорошо владеть, чтобы воссоздавать материал в реальном времени. Это совершенно иной творческий процесс, и для меня очень интересно, когда реактивные и генеративные элементы дают жизнь в виде глобального аудиовизуального месседжа.

Интерес к данному виду искусства возник у меня после того, когда я впервые увидел аудиовизуальные произведения Ryuichi Kurokawa и Ryoji Ikeda. Тогда я начал получать реальный интерес к этому процессу, и отчасти начало приходить понимание того, как фокусировать и управлять созданием музыки и изображений в условиях лайв-выступления. Теперь же, когда я начинаю новый перформанс, я делаю эти вещи одновременно на довольно нормальном творческом уровне.

— Как много и какую именно аппаратуру вы задействуете в своих перфомансах?

— Раньше у меня была полная аппаратная установка со множеством синтезаторов, вокодеров, mpc-секвенсоров. Теперь же это совсем другое, большая часть передач — цифровая. Одна из причин такой перемены заключается в экспериментальных свойствах программного обеспечения: я обычно много работаю с модулярными свойствами и с гранулированным синтезом Reaktor. Я использую два компьютера: один для аудио и один для визуальных эффектов. Вокруг них всегда расставлены контроллеры. Я также часто использую Lemur с собственной индивидуальной компоновкой на Ipad для одновременного управления аудио и видео через MIDI. А еще у меня до сих пор хранится классный аппаратный процессор эффектов реверберации Eventide, который я использую в своих шоу.

— Есть ли звуки в вашей голове, которые вы хотите записать, но до сих пор не подобрали нужной аппаратуры для этого?

— В прошлом я занимался записями звуков на разных открытых локациях, но теперь времени все меньше и я все больше занимаюсь развитием своей студии звукового дизайна. Что касается саунда, то сейчас я больше сосредоточен на переработке звука, и в основном, работаю с гранулированным синтезом и цифровым модульным звуковым дизайном.

— Что готовите для Стрички?

— Я буду играть в режиме A/V live, используя новые неизданные треки и новые визуальные материалы. Поскольку я всегда в постоянном творческом процессе, мне нравится включать в свои выступления неизданный материал для каждой новой аудитории. Кроме того, в лайве, который я готовлю для Стрички, будут присутствовать треки из моего альбома Exascale.

— Должна ли быть запасная профессия у музыканта на случай, если не удастся зарабатывать на своем творчестве? И превращается ли написание музыки в хобби, если ты не можешь записываться на лейбле и гастролировать по миру?

— Буду говорить о себе. К примеру, с самого начала моей музыкальной жизни я стал распределять свое время и работать не только над созданием собственного материала, но и писать, так сказать, третьим лицам. Вообще, считаю, что мне повезло: я не перегружен и в то же время не скучаю, “ковыряясь” в одном и том же проекте. Я всегда старался сохранять этот баланс, поскольку это позволяет каждый день изучать и узнавать что-то новое — то, что можно почерпнуть с одного и другого вида деятельности.

Нет ничего нового в том, если я скажу, что прожить на собственном искусстве довольно тяжело, тем более, если это искусство относится к экспериментальным вещам, которые не являются мейнстримом и не входят в число коммерческих проектов. Поэтому на всякий случай всегда нужно иметь план “Б”, тем более, когда ситуация и обстоятельства позволяют вам выбирать проекты, которыми вам интересно заниматься.

— Что для музыканта означает записываться на разных лейблах? Это хорошая возможность заручиться связями и поддержкой более маститых музыкантов или, скорее, способ экспериментировать со своим звучанием, не становясь рабом одного жанра?

— Это всегда позитивный опыт. Иногда хорошо быть частью других проектов, делиться идеями и получать новый опыт от совместной работы. Например, я выпустил музыку для лейбла Semantica, а позже я долго занимался инженерно-технической работой, что позволило мне услышать много новой интересной музыки и узнать о новых крутых исполнителях. Кроме того, как вы сказали, это хороший шанс расширить и открыть собственные новые горизонты в качестве исполнителя и сделать новую музыку — как ремиксы, так и эксклюзивные треки, где можно поэкспериментировать.

— Как часто и как быстро вам удается создать новую работу? Расскажите какую-нибудь историю, которая была связана с очередным написанием вашего альбома, сингла или компиляции?

— Это зависит от того, насколько я вдохновлен чем-то и, хватает ли мне времени для рабочего процесса. Помню свой 2015 год. Это было безумие! Тогда я сочинил и записал около четырех альбомов без каких-либо усилий, один из которых до сих пор “завис” в недрах моего жесткого диска — просто еще руки не дошли взяться за него основательно (улыбается). Сейчас я думаю, что тот порыв безудержного творчества был необходимостью, процессом моего мозга, когда нужно было избавиться от чего-то лишнего в голове, ну или очиститься и обновиться таким образом.

— Качественная музыка — это субъективно?

— Понятие качества музыки существует, и это зависит не только от того, есть ли у вас образование, но и от того, насколько ваш слух музыкален, насколько точно и хорошо вы можете уловить те или иные звуки, извлечь определенные элементы, разложить звучание на составляющие в конце концов. Это все необходимо для того, чтобы понять, почему именно у этой музыки есть что-то особенное. Последнее невозможно без многочасового опыта.

Мы живем в веке, в котором очень много музыкального производства, в веке творчества, когда все больше людей создают музыку в своих домашних студиях. Я бы сказал, что XXI век — это время, когда каждому из нас нужно определить критерии своего поиска качественной музыки.

Я полагаю, что проблема настоящего заключается в том, что если бы можно было представить всю новую музыку в виде пирамидальной графической диаграммы, где пометка “качество” была вверху, то по своему размеру она была бы в 100 раз больше, чем такая же в 90-е или в 80-е годы: музыки становится все больше, а нашего времени для ее исследования все меньше, нам просто не хватает жизни, чтобы услышать и изучить все.

— Отличается ли восприятие музыки в той или иной стране, на том или другом танцполе?

— Электронная музыка обычно имеет тенденцию быть довольно открытой для широкой аудитории, поэтому считаю, это не большая проблема. Я имею в виду, что я не получаю разительно отличающуюся реакцию в конкретной стране. Хотя некоторые страны могут быть более подготовлены к тому, чтобы воспринять экспериментальную музыку лучше и больше, чем другие.

— Что будете делать, когда поймете, что услышали в этой жизни всё, что только можно, и что все возможные музыкальные комбинации уже исчерпаны?

— Дело в том, что в прошлом я чувствовал что-то подобное. В какой-то конкретный момент я почувствовал, что не хочу повторять одни и те же вещи, создавать музыку по уже использованным формулам. Я не скажу, что изучил досконально каждый стиль в электронной музыке, и что открывать для себя в нем мне уже нечего, но из того, что я делал, однажды наступило чувство, что я исчерпал себя и мне нужен перерыв. Прошло время и я нашел новое направление, где-то посередине, которым оказалось аудиовизуальное искусство. Именно в тот момент я понял, что весь мой рабочий процесс создания музыки был изменен досконально, поскольку им оказался совершенно другой подход к музыке.

— Вы космополит?

— Абсолютно точно! Я думаю, что электронная музыка означает изменение, эволюцию и рекомбинацию социального поведения в целом и общение индивидов в частности.

Автор: Анна Лавроненко


Купить билеты на фестиваль Strichka можно по ссылке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.