1110x80

Funki Porcini: «Раньше я предпочитал делать только то, что звучит строго “правильно”»

Автор: Екатерина Кострова 5570

В эту субботу, 23 сентября, на фестивале Next Sound выступит британский исполнитель Funki Porcini (Джеймс Брэддл), известный как один из первых экспериментаторов в электронно-инструментальной музыке.

В начале своей карьеры Брэддл работал со множеством музыкантов из США, Австралии и Европы. Джеймс Брэддл был участником электронного коллектива 9 Lazy 9, в составе которого он записал пять альбомов и несколько синглов. Этот проект позволил артисту установить прочные деловые связи с крупным лейблом Ninja Tune, на котором в итоге и было издано большинство его работ под именем Funki Porcini.

Сегодня его музыка — это комбинация downtempo, брейкбита и нью-джаза, заправленная интересным соусом из тщательно подобранных электронных сэмплов и растянутых вокальных партий. Важным элементом его творчества является создание видео-арта.

Мы попросили Джеймса ответить на несколько вопросов, чтобы узнать побольше о его становлении как артиста и планах.

– Что вы можете рассказать о своих отношениях и сотрудничестве с SPK, Snakefinger, Monte Cazazza? Как окружение, так увлеченное зарождающимся тогда жанром индастриал, повлияло на вашу музыку? Как впоследствии вы отошли от такого тяжелого звучания в своих работах и остановились на джазе?

– Я жил в Сан-франциско и увидел рекламу в газете о комнате, которая сдаётся в старой мастерской The Residents. Группа в недавнем времени как раз успела съехать, я обратился и снял помещение. В то время там жил Филипп Snakefinger. Я попробовал делать экспериментальную музыку, предварительно купив себе саксофон. Доводилось длительно овладевать инструментом, также играл на ранних драм-машинах и прочих подобных вещах. Позже я переехал в Нью-Йорк, одновременно с моими новыми австралийскими друзьями из Кардвелла, группой SPK, и жил в Нижнем Ист-Сайде. Затем я поехал в Лондон, а они вместе со мной.

Monte Cazazza относился к кругу “друзей друзей”. Он не более, чем просто знакомый. Это знакомство ни для кого ничего не значило тогда. Я много экспериментировал с музыкой и синтезаторами, делал свои инструменты, начинял их электроникой, устанавливал на них транзисторы. Работа велась лишь с синтезаторами и рекордерами. Всё было очень экспериментально. А затем, когда в ранних 80-х пришли компьютеры, я приобрёл Atari-ST, как только он вышел. И это дало возможность иметь намного более уверенное взаимодействие с технологией. То, что мы использовали ранее, было очень душно и утомительно. Процесс был сложным, а компьютер справлялся со всем быстрее и изменил мой подход в музыке.

– Каков главный месседж (или вопрос) стоит за вашим альбомом Conservative Apocalypse? Похоже, что эта работа достаточно тесно связана с нынешней социальной проблематикой, по сравнению с вашими предыдущими релизами.

– Там нет основного месседжа, у меня никогда его и не было. Жизнь слишком сложная штука, и сопутствующее альбому видео в том числе сложное.

– Думали ли вы о том, чтобы вернуться к написанию музыки для фильмов? Расскажите подробнее о вашем опыте кинокомпозитора.

– Я правда получаю удовольствие от написания музыки к фильмам. Нравится взаимодействовать с визуальной частью, когда мне предлагают синестетический подход в создании звука. Я бы, естественно, хотел делать больше. Например, научно-фантастические фильмы очень люблю. Если хотите мне предложить проект, всегда можете связаться со мной, дерзайте.

– Чего вы ожидаете от фестиваля Next Sound и украинской аудитории? На каких площадках и ивентах вы чаще всего выступаете в последнее время?
– Чего я ожидаю от фестиваля? Ожидаю отлично проведённого времени для всех и каждого. И это то, что обязательно произойдёт. Не так давно я играл в Москве и в Санкт-Петербурге в музее Эрарта, Санкт-Петербург в целом очень понравился. Тут и там – разные места, все по-своему хороши.

– Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы полностью перейти на цифровое звучание в своих работах, оставив живые инструменты? Как думаете, в каком направлении вас уведут ваши эксперименты со звуком в будущем?

– Иногда мне нравится делать целиком и полностью цифровой звук. Когда-то я предпочитал делать строго то, что звучит “правильно”. Из соображений “дороговизны” извлекаемых компонентов. И это в самом деле мне идёт, как мне кажется. Однако, порой мне нравится подражать вполне органическому живому звуку посредством диджитала. Что касается направления, на которое меня наталкивают эксперименты со звуком – оно только хорошее.


Напомним, что фестиваль Next Sound пройдет 21-23 сентября в киевском Closer. Задавать вектор музыкальной части Next Sound будут как ветераны экспериментальной сцены, так и новые лица в электронной музыке, которые уже успели завоевать мировые музыкальные площадки.

21616537_859635644200445_3639579234925889383_n

Авторы: Данил Башенко, Екатерина Кострова