Не ваша любимая группа. Интервью с Gamardah Fungus

Днепровский электро-акустический дуэт Gamardah Fungus – тот случай, когда музыкальный проект больше известен за рубежом, чем в Украине. Девять альбомов за плечами: от дарк-джаза и дроуна до авангардной электроники и эмбиента. Релизы на лейблах Австралии и Великобритании, о которых пишет The Wire. И вместе с тем, концерт Gamardah Fungus на крупной площадке Днепре может собрать 10 человек, а выступление в одесской кирхе – 400. В определенной мере, для Игоря Яливца (электроника, полевые записи) и Сергея Ягоды (струнные) украинский андеграунд и маргинальность – единственные способы оставаться верными самим себе. Незадолго до выхода нового альбома Fairytales (релиз состоялся в октябре), отчаянные попытки выловить Gamardah для интервью увенчались успехом:

Жаркий конец июля, Игорь только вернулся из путешествия по Индии. Вместе с Сергеем они назначают встречу у православного храма на набережной Днепра. Оттуда выдвигаемся в кафе «Неизвестный Петровский», чтобы во время полуторачасового интервью погрузиться в 00-е, эмбиент, андеграунд и музыкальную философию.

Вы верите в бога? Раз уж мы у церкви встретились.

Игорь: Я ближе к агностицизму, наверное. Но вообще у меня нейтральное отношение к религии. Я просто верю в человека и все. Это по жизненному опыту.

Сергей: Я тоже. Еще уважительно отношусь к буддизму. Ну насчет Христа… Допускаю, что такое было. Если в том изначальном виде: вот Иисус Христос, его проповеди – да, это достойно уважения. Но почитатели и последователи его – такого я не люблю, не верю, не признаю.

Это находит какое-то отражение в музыке?

Сергей: Ну, естественно. У меня так точно. Какие-то эмоции…

Игорь: Я, честно говоря, никогда не задумываюсь вообще о религии, когда занимаюсь музыкой.

Сергей: Я медитирую.

В тему к медитации, Игорь, что самое ценное для себя ты привез из Индии?

Игорь: Хороший вопрос. Опыт, наверное. Я там был чуть больше недели. Подумаю над этим вопросом и вернемся в конце интервью. Еще не отошел даже от поездки. У меня еще куча впечатлений оттуда, знаешь.

Тогда давай начнем с простого. Как давно каждый из вас занимается музыкой?

Игорь: Я начал где-то в 2004. У меня не сильно большая и разнообразная музыкальная история. Я сначала занимался сам, писал какой-то idm-чик, там электронику всякую, немного драм-енд- бейса. А потом познакомился с Юрой (Куприяновым – прим.ред.) и создали Submatukana. А позже, в 2009 с Серегой запустили Gamardah. Ну в принципе, это все.

Сергей: У меня музыкальная практика началась, наверное, лет в 5. У меня был музыкальный инструмент: какая-то 6-струнная балалайка. Я на ней музицировал. Сейчас я понимаю, что тогда это были какие-то модальные мелодии. Тогда не понимал, что я играю. У меня одна струна была свободная всегда. А на других струнах я уже мелодию играл [смеется]. Бабушка говорила, что это – гавайские мелодии. Ну а потом появились гитары. В 1998 году у меня первая группа появилась. Панк, рок-н-ролл… Немного поколесили с этой группой даже. Какое-то время я был в Jacuzzi Project, но мне хотелось играть что-то более мрачняковое. Стал искать свое и встретил вот Игоря.

Игорь: Об одном человеке вообще отдельно хотел рассказать. Есть у нас такой в Днепре – Александр Вородеев (музыкант, художник/иллюстратор, основатель инди-лейбла Nocharisma – прим. ред.). Он в свое время очень на меня повлиял и многое открыл мне в музыке. Отчасти благодаря ему я когда-то попал на концерт Coil, который меня изменил. Собственно, первый альбом Gamardah Fungus он и издал. Абсолютно неожиданно. Мы общались. Я давал ему послушать нашу музыку. Он сказал: так давай зафигачим альбом. Я – ну давай. И мы буквально за день записали. За второй – свели. За третий – выпустили.

Когда был первый концерт Gamardah Fungus?

Сергей: В 2009 году по-моему, в Киеве.

Игорь: Во времена зарожнения GF я постоянно зависал на украинском сайте-форуме «Неформат». Много групп оттуда родилось и развивается сейчас удачно. Из тех людей, которые в 2005 в 2009 сидели: тот же Игорь Сидоренко из Stoned Jesus. Мы вот даже до первого альбома делали сплит с его проектом Voida. Игорь записал новый трек, а у нас был трек посвященный Егору Летову – очень непохожий на то что мы делаем сейчас.

Как у нас разговор вообще пришел к Егору Летову?

Сергей: Всегда любили Егора Летова. В школе его заслушивал. Его музыка мне казалась чем-то таким необычным. Ну я сейчас не слушаю, но уважительно отношусь к нему.

Игорь: Я слушаю. Меня больше всего добивают люди, которые говорят: вот я был в детстве придурком слушал что-то слушал, а сейчас я стал умнее и вообще не понимаю, как я слушал это все. Ну блин – это обман самого себя. Я никогда не стеснялся того, что я слушал раньше и всегда открыто говорю. Я Scooter даже слушал и на концерте был. Вот Гражданскую Оборону слушал, Prodigy и Coil. Правда, Coil был уже чуть позже. Вообще так называемый андеграунд я впитал позже, в музыкальном магазине — пиратской студии «Рест-Рекордс». Легендарное место. Мы там с Серегой и познакомились.

Сергей: Я работал там где-то в 2001. До него я слушал Pink Floyd, Led Zeppelin, Black Sabbath. А в Рест-Рекордс я узнал про всякие Ninja Tune и прочее… Мой кругозор умножился на 5. Конечно, культовое место. Вырастило многих в плане музыке.

Насколько поменялись слушатели, тусовка с 2001?

Игорь: В Днепре сильно поменялось. Отношения изменились в том, что когда появился интернет, люди перестали вообще как-то копаться в информации. Иронично, но это так. Тусовка стала просто тусовкой. Люди приходят просто провести время, пообщаться, выпить, а музыку на самом деле внимательно очень мало кто слушает. По всей Украине, не только в Днепре.

Сергей: Мне кажется, в Днепре вообще полная яма. У нас как-то медленно так все происходит, как-то нехотя.

Игорь: У нас есть несколько человек, которые пытаются что-то делать: например, Женя Айс и клуб Module, или ребята из Kultura Medialna. Они смогли собрать вокруг себя количество людей достаточное, чтобы делать фестивали, которые хоть как-то могут резонировать. В пределах хотя бы Днепра. Это важный пример для остальных.

Вы на кого-то или что-то ориентируетесь, когда делаете музыку?

Игорь: А зачем на кого-то ориентироваться? Мы абсолютно не думаем о том, кто нас реально слушает. Ну а как можно: когда ты работаешь на кого-то, ты заведомо делаешь конъюнктуру.

Вы же издаетесь на зарубежных лейблах. Это уже – продуманное позиционирование.

Игорь: Мы никогда не ставили себе целью – издаваться на каких-то суперлейблах или собрать кучу людей на концертах, заработать миллиард и т.д.. Я не буду кривить душой – хорошо, когда это все это есть. Но изначально, когда мы начинали делать музыку, нам хотелось делать что-то, что нам нравится. И мы сделали. Если бы мы ориентировались конкретно на слушателя, мы бы не делали альбомы такими разными. Вот следующий альбом, который выйдет, он самый экспериментальный из всех. Не похожий на все, что мы делали до этого.

disc

Что в нем нового музыкально?

Игорь: Все. Он немножко будет напоминать альбом Herbs And Potions, потому что там акустическая гитара. И только этим.

Сергей: Я использовал тона-полутона экзотические, чтобы мелодия необычная, иногда даже диссонирующая. Он как саундтрек к страшной сказке. Представь дом заброшенный. В нем происходили какие-то ужасные вещи, кто-то кого-то может даже убил, похоронил на заднем дворе. И в этом доме ночью происходят странные вещи – какие-то духи появляются. Это мы так представляем альбом для себя.

Игорь: На этом же альбоме будет использоваться инструмент, который я сам собрал. Был такой чувак – Луиджи Руссоло, который написал манифест футуризма в свое время и создал подряд инструментов, которые называлась интонарумори. Шумовые механические инструменты, которые собирались фактически из дерева. Сейчас есть один француз, который развивает эту идею – Александр Ландри. Я видел выступления его. Мне они очень понравились, и я решил сам собрать такую штуку. В основе нового альбома – гитара и звуки с этого инструмента. Полностью аналоговый альбом.

Сергей: Может, не всем слушателям он из-за этого и понравится, потому что там подход совсем другой.

Игорь: Да, и мне кажется, что этот альбом принесет еще меньше людей … Знаешь, те слушатели, которые нас нашли на, допустим, дарк-джаз периоде – им новый альбом не зайдет.

Сергей: Мы просто хотели для себя его выпустить. Как нам нравится, как мы чувствуем.

Ты говоришь, что сделали для себя. Но вы ж по факту его не для себя делаете.

С. Ну а для кого?

Для слушателей. Иначе писали бы в стол.

Игорь: Я когда учился, у нас очень часто наши преподы говорили, что писатель/поэт, он должен изначально писать, трудиться ради людей. Потому что если он говорит, что он пишет для себя – значит он пишет в стол. Но потом, на 5-м курсе, у нас была шикарная преподавательница – бабушка, которой было под 70. Она раньше преподавал в МГУ, а потом каким-то чудным образом оказалась в нашем Днепропетровском национальном. Она вообще перевернула многие вещи у меня в голове – я тогда просто в запой начал читать. Так вот, она говорила, что все это херня на самом деле насчет «писать в стол». Если человек творческий – писатель, музыкант, художник делает что-то действительно от души, то он пишет, не ориентируясь на кого-то, а потому что не может не писать. А куда он уже выложил это: в интернете, положил в стол или дал другу – это уже второе.

promofoto3

Концепты альбому кто придумывает?

Игорь: Что ты имеешь в виду под концептом?

Начиная от названий и до…

Игорь: Ой названия у нас – это целая история. Они придумываются в самом конце, когда уже все сведено, когда уже все готово.
Сергей: У нас такой чатик есть, и вот в нем начинается брейнсторминг бредятина, просто дурачимся. Потом раз – какое-то слово получилось прикольное, которое отражает суть звучания, идею. Мы его взяли.

Игорь: Мы, кстати, так название проекта и придумали. Это игра слов вообще на самом деле. Оно же до конца не переводится вообще.

Это какая-то анаграмма?

Игорь: Нет, не анаграмма. Слово fungus – это грибы, плесень. А gamardah – это как бы это слово с латыни… Вот у Парацельса в книгах много выражений, определений и веществ, которые расширяют сознание, метафизически. Они, в принципе, не существуют. И вот мы взяли одно из таких определений и немножко его переделали. Фактически – это некая субстанция, которая расширяет сознание. А дальше делайте выводы сами…

Так что же самое ценное ты привез из Индии, Игорь?

Игорь: В любой стране, в любых местах можно найти себя и потерять. Будь то Индия, Украина, Сенегал или еще где-то – нужно полагаться на свою индивидуальность, на мысли свои, на себя. Многие люди едут в Индию, чтоб открыть что-то новое об окружающем мире, о духовности, о высоких материях. А я лишний раз просто подтвердил для себя то, в чем давно был уверен: высшая, духовная, истинная природа есть в самом человеке, а не где-то там, вне нашего понимания. И в первую очередь нужно уметь чувствовать свою внутреннюю вселенную, прийти в гармонию с нею и верить в самого себя и в свое силы, а не искать метафизические смыслы где-то на стороне.

Послушать и купить новый альбом Gamardah Fungus можно на официальной Bandcamp-странице группы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.