Никита Нетребко (лейбл Worn Pop): «Я продвигаю лейбл потому что хочу помочь определенным артистам»

Украинский лейбл Worn Pop появился в 2013 году. С того времени его создатель Никита Нетребко самостоятельно занимался записью музыки, продвижением артистов, организацией вечеринок в Closer, в том числе иностранных артистов. Сейчас лейбл переживает существенную трансформацию — меняется концепция и способы организации процессов. Уже в пятницу в Closer пройдет вечерне-ночная вечеринка Mov-22, на которой выступят американские и итальянские музыканты.

Мы встретились с Никитой и поговорили о том, что должно объединять музыкантов одного лейбла, как попасть артисту на Worn Pop и в чем основное различие в работе с нашими и заграничными группами.

До WornPop я тоже, в принципе, организовывал концерты, но это было не привязано к одному бренду, не было особо хорошего места, под которое можно было это подвести. Осенью 2013 года я захотел привезти Martial Canterel и познакомился с Шоном, автором проекта. Мы долго договаривались, искали место, но ничего подходящего я не находил. Хотелось сделать все на каком-то уровне, а не просто концерт в пабе или баре, как это было раньше. В итоге тогда ничего не получилось, но я все равно привез его через полтора года.

В это время я встретил Сережу Кулика, одного из основателей теперешнего Mezzanine. Тогда только начал работать Closer, с ребятами из которого Сережа меня и познакомил. Мы сделали первый концерт, лайнап был подобран за три недели до даты. Было достаточно неплохо. Это была вечеринка, которая началась вечером и длилась до утра. Пришло человек 150. Так, я подумал, что раз есть хорошее место, то пора думать что-то дальше. Мы и сейчас работаем с Closer. Было еще несколько локальных концертов в Mezzanine и в 2015-м своя сцена на Гогольфесте.

Весной того года я познакомился с ребятами из группы Cold Comfort, которые мне понравились. Я решил создать лейбл, хотя не сильно много знал о создании музыки и о том, как это работает. Но идея уже появилась и через какое-то время мы сделали первый релиз. Это была компиляция из пяти артистов, ЕР на дисках тиражом 69 штук. Мы специально такое число выбирали тогда (смеется — прим.ред). В Киеве на концерте они очень плохо продавались. В Украине тогда плохо реагировали на мерч локальных групп. Но мы поехали на концерты в Польшу, я тогда устроил выступления в Варшаве и Лодзе, и там распродали оставшиеся сорок штук за два концерта.

Полноценный лейбл появился уже через год, когда мы начали что-то активно издавать. Хотя мы пересматриваем, обсуждаем с группами стратегию издательства музыки. Стало понятно, что подход DIY не приносит тех результатов, которых хочется. Сейчас у нас идет запись альбомов, формируется бюджет, чтобы издать это на винилах и кассетах. Чтобы это выглядело как хороший продукт, а не самопал.

У нас есть собственная студия. Мы планировали записывать на ней свои альбомы, но в результате мы поняли, что она нам, в принципе, и не нужна. Сейчас мы хотим передать ее в субаренду, а альбомы будут записываться на хороших студиях, где все будет делаться правильно.

Можно сказать, у нас сейчас есть четыре артиста. Три — Cold Comfort, Geuxx и Gil’otina — подвязаны к лейблу и букингу. Это те, кого мы записываем и релизы которых планируются к осени. Недавно еще подписали Polje. Сейчас он на букинге. С релизом пока неизвестно. Мы еще сотрудничаем с другими музыкантами, но еще непонятно, как это все будет, на каких условиях. Ведь мы сейчас в стадии перехода от неофициального к официальному, каждый день учимся, узнаем, как это вообще делается.

Я склоняюсь к тому, чтобы у наших музыкантов было общее настроение, общий образ. Но необязательно на лейбле должны быть музыканты, которые играют под копирку. Язык текстов уже вообще не важен. В Европе тренд на локализацию. Сейчас важна сама музыка, вокал — это такой же инструмент. Важно, чтобы содержание текстов подходило музыкантам.

У меня был период, когда я выбирал музыкантов в Soundcloud, на Bandcamp, в VK. Но это никогда не давало результатов. Отбор музыкантов обычно происходил случайно. Все группы, которые сейчас на лейбле, я выцепил на концертах. Бывало такое, что я слушал группу где-то в соцсетях, они мне нравились и после я попадал на концерт и уже точно знал, что хочу сотрудничать. У нас катастрофически мало хорошей музыки. Я руководствуюсь тем, что нравится мне.

Мне в месяц приходит штук по десять демок на почту, в Facebook. Я очень этому удивляюсь, но на самом деле это круто. Есть много людей, которые хотят, чтоб их музыка была услышана, хотят перейти на новый уровень. Конечно, много из них сделано дома на коленке, и пока я таким образом не нашел ни одного артиста, который мог бы меня заинтересовать. Я слушаю всех, кто мне пишет. Стараюсь всем отвечать даже.

С иностранными «привозами» я руководствуюсь тоже моим вкусом, плюс я смотрю на окупаемость. Всегда можно просчитать минимальную окупаемость. Это каждый раз лотерея, но в последнее время все вроде нормально — один-два удачные, какой-то может уйти в ноль или минус. Последние полгода все не то чтобы прибыльные, но хоть не в минус. За эти годы я ни разу не изменил своим принципам. Мне часто пишут “привези того-то”, но я ни разу не соглашался на тех, кто мне лично не нравится, но будет потенциально прибыльным или хайповым.

В последний год я работаю еще с букерами из Восточной Европы и участвую в организации туров музыкантов. Мне скидывают каких-то музыкантов, которых можно дешево привезти. Я начинаю слушать их музыку, и, если это реально круто, тоже привожу. Если музыкант в туре, то оговаривается гонорар, которые подходит ему и мне. Потом оговаривается дата, чтоб снизить к минимальным затратам.

Очень многое решают связи. Имея хороший контакт — через совет или прямое знакомство — можно гораздо легче решить проблемы. Когда мы возили Cold Comfort в Польшу, то я лично был знаком до этого со многими организаторами. Я много путешествую и в процессе всегда есть пункт “зайти познакомиться”. Иногда помогают контакты с музыкантами, которых я возил, потому что они могут подкинуть хороший вариант, кого везти еще, или посоветовать кому-то к нам поехать.

Мне сложно сказать об идеальном «привозе». Мне интересно делать какой-то движ. Если говорить о нереальном «привозе», о таком, в котором я хотел бы поучаствовать, то это New Order. Это очень дорого, не окупится. Просто одинарный «привоз», даже самый крутой — это не самоцель. Я делаю то, что мне нравится. У меня никогда такого не было, чтоб я хотел кого-то привезти, а у меня не было бы на это средств. Я стараюсь ставить реальные цели.

Я уже говорил, что учусь каждый день. Не могу сказать, что я знаю очень много в этом деле. Я делаю так, как это чувствую, набираюсь опыта. Конечно, хотелось бы сделать какой-то очень крутой концерт. Но опять же, это не самоцель. Я хочу делать что-то постоянное, хорошее, какое-то свое, что могли бы разделить другие люди. Я продвигаю лейбл потому что хочу помочь определенным артистам. Хочу, чтобы о них знало больше людей, они оставили какой-то след и я в этом поучаствовал. Это было бы круто. В комплексе с «привозами» это создает движение, видимость того, что ты есть, это происходит и кому-то это нравится. Пусть даже это поддержит небольшая аудитория.

Между нашими и зарубежными музыкантами разница небольшая. Для своих ты всегда будешь делать так же хорошо, как и зарубежным, потому что хочешь их продвинуть. Силы уходят те же. Я всегда стараюсь, чтоб понравилось всем — и локальным, и зарубежным. Я бы не сказал, что возникают сложности в работе с иностранцами, нет проблем в общении. Часть из них теперь мои друзья, хостят меня у себя в Европе. Это часто дружеская тема.

Разница в гонорарах чувствуется очень сильно. Факторов, которые формируют гонорар, очень много — это помещение, ожидаемое количество аудитории, стоимость перелета и проживания, лайнап. Из наших артистов никто не играет бесплатно, хотя всегда бывают исключения. Я стараюсь делать все, чтобы ребята, подписанные на букинг, получали хорошие гонорары и достойные условия.

Сейчас я пытаюсь рассчитывать все так, чтоб ставить реальные цели. В этом деле важна последовательность. Я хочу, чтобы все было на довольно качественном уровне. Запланированные вложения оправдаются в перспективе. Сначала нужно стать полноценным лейблом. Хочу, чтоб мы воспринимались как лейбл, который создает музыку, продвигает артиста и занимается букингом. Примеров тех, кто занимается и записью, и промо, и букингом в одном лице, немного. Но мы пробуем.

Фото: Виктория Мышкориз

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.