Йинте Депре (J.Bernardt) о сольном проекте, Украине и Бельгии, Balthazar и возвращении в Киев

J.Bernardt – это сольный проект бельгийского музыканта Йинте Депре, более известного как участника группы Balthazar. Дебютный альбом Running Days вышел в июне этого года. Для самого Йинте сольное творчество – это возможность почувствовать себя вне Balthazar, поиграть с другими музыкантами.

Альбом получил хороший резонанс и позволил артисту поехать в тур по Европе. Одной из точек в географии тура стал Киев. У нас J.Bernardt выступит 2 ноября в клубе Sentrum. В преддверии начала тура нам удалось связаться с Йинте и пообщаться о предстоящем концерте, дебютном альбоме и схожести Бельгии и Украины.

0W2A9609


Купить билеты на J.Bernardt 2 ноября в Sentrum


— Привет! Ты уже готов к туру, который начинается через пару дней?

— Привет! Да, думаю да. Мы довольно много играли этим летом. И все концерты мне очень понравились. В Украине мы играем в ноябре. И я думаю, что к тому моменту наше выступление будет уже совершенно другим.

— Расскажи, как ты искал музыкантов для своего проекта? Не было желания взять кого-то из Balthazar?

— О нет. В том-то и была задумка. Я прекрасно знаю ребят из Balthazar, но мне было интересно поиграть с кем-то другим.

Например, барабанщика я искал просто по знакомым. Мне нужен был кто-то, кто сможет ловко работать с электронными ударными. И я нашел такого человека. А потом встретил Адриана, местно электронного продюсера. Оказалось, что он играет с этим барабанщиком в одной группе. И они оба захотели играть со мной. С ними оказалось очень просто, потому что они и так уже сыграны в одной группе. До этого мы вообще не были знакомы, и встретились только благодаря музыке. А теперь мы лучшие друзья.

— Кстати, в Balthazar ты в основном играешь на гитаре. А в J.Bernardt большую часть времени только поешь. Ты устал от гитары?

— Не устал. Но я хотел попробовать что-то совершенно другое в рамках своего сольного проекта. Моя музыка более электронная, более танцевальная. В будущем мы планируем еще много альбомов с Balthazar. Так что мой проект – это возможность отдохнуть и не заскучать.

Ну и, в общем-то, я не совсем гитарист. Так получилось, что я играю на гитаре в Balthazar. А здесь я избавился от гитары, чтобы больше танцевать и петь. Это очень весело!

Кстати, меня всегда удивляло, когда люди называли меня гитаристом. Я себя не вижу гитаристом.

— Ну, люди видят тебя на сцене с гитарой, поэтому так и считают.

— Хм… Ну значит теперь они увидят кое-что другое.

— Как ты думаешь, возможно такое, что в какой-то момент твой сольный проект затмит Balthazar по популярности?

(смеется) Вау, не знаю. Не думаю. Да и у меня нет такого стремления. Мне просто хочется повеселиться. Я сделал альбом безо всяких амбиций. И теперь я крайне удивлен, что еще и могу сделать тур по Европе и вернуться в Киев, а это очень круто. Но я никогда не полагал больших амбиций на этот проект. Здесь, как и в Balthazar, мы просто пытаемся делать хорошую музыку.

— Но это звучит немного странно, когда музыкант не полагает больших амбиций на собственные произведения.

— Согласен. Но моя амбиция – это делать суперклассную музыку. Дело в том, что когда ты живешь в рамках музыкального бизнеса – иногда, это не совсем о музыке. А я хотел бы просто делать музыку, в которую верю и с которой мне хорошо. Конечно важно, когда людям нравится моя музыка, и мне это доставляет удовольствие. Поэтому я и еду в тур по городам, где людям нравится то, что я делаю.

— Киев сложно назвать обязательной точкой для туров не самых крупных групп, вроде твоей. Почему ты решил к нам заскочить?

— Потому что я люблю вас, ребята! Я впервые попал в Киев с Balthazar. Мы же сами из Бельгии, страны-андердога. Поэтому я чувствую определенную связь со странами, которые как бы немного в стороне. К тому же когда мы играли у вас с Balthazar, это было чертовски весело. Так что я однозначно хотел вернуться. У вас очень заряженные люди!

К тому же я слышал, что Маартен с Warhaus недавно был у вас (Маартен Девольдер — еще один участник Balthazar приезжал в Киев с сольным проектом Warhaus — прим.). Тогда подумал «Окей, я тогда тоже хочу там сыграть!».

— Кстати, насчет стран-андердогов. Как думаешь, что нужно делать украинским музыкантам, чтобы заслужить такую же популярность в Европе, как Balthazar?

— Это хороший вопрос! У нас это тоже проблема. Когда мы куда-то приезжаем и говорим, что из Бельгии, люди реагируют типа «А… Бельгия… Да…». Думаю, что с Украиной та же ситуация.

На этих выходных мы впервые играли в Румынии с одной крупной группой, которую мы поддерживали. Это было шоу на арене. И эта группа ну очень крупная в Румынии, но им крайне сложно пробиться в Европу.

Поэтому я, честно говоря, не знаю. Наверное, нужно просто и играть и делать очень классную музыку. Все остальное – дело удачи и всей этой музыкально-бизнесовой хрени. Ну и конечно интернет. Интернет – это решение!

— Когда я слушал твой альбом, то нашел много схожестей с музыкой Woodkid. Тебе кто-то уже подобное говорил?

— Да! Недавно после концерта ко мне подошел парень и сказал послушать Woodkid. Но я, честно говоря, до сих пор его не слушал.

— Правда? Ты даже не слышал Woodkid?

— Я смотрел его лайв с Son Lux с песней Easy. Очень клево. Но я не очень хорошо знаком с его музыкой, хотя, очевидно, какая-то связь, есть.

— А ты выпускаешься сам по себе, без лейбла?

— Нет, у меня есть лейбл. Тот же, что и у Balthazar.

— Он бельгийский?

— Нет, он базируется в Британии.

— Ну как я понимаю, Balthazar – это группа номер 1 в Бельгии?

(смеется) Не знаю. Мы играем поп-музыку, которая нравится людям. Но это не мейнстримовый поп. Так что есть группы покрупнее нас. Мы больше ориентируемся на Европу. Но суть в том, что музыка – это ведь не о соревновании.