1110x80

Наталья Качалова: “Люди были бы рады, если бы мы делали “Белые ночи” каждый месяц”

Автор: Леша Бондаренко 6360

Наталья Качалова – одна из команды Ulichnaya Eda и генеральный менеджер вечеринки “Белые ночи”. Несмотря на то, что этот ивент так и подмывает назвать фестивалем, организаторы сознательно избегают этого определения. “Белые ночи” – это городская вечеринка или Dance Event.

Сегодня пройдут уже четвертые по счету “Белые ночи”, которые начинались как афтепати Фестиваля уличной еды, а теперь по популярности приблизились к основному мероприятию. Мы встретились с Натальей, чтобы узнать как организовывается эта вечеринка, чего ожидать в будущем и на чем можно экономить при организации подобных ивентов.

IMG_4152 copy

– Как вы переделываете “Платформу” под “Белые Ночи”?

– У нас строится пять сцен. Одна из них, главная, на первой пьяцце. Останется стационарная сцена на второй пьяцце, там, где был Boom Boom Room. Внутри здания – альтернативная сцена. Там в пятницу у нас Drum’n’Bass, а в субботу – R’n’B. Еще одна сцена будет у входа – легкая, движовая, тут будет фанк. И Зеленая сцена – там украинские лайвы, с восьми вечера до часу ночи. А после – диджей.

– Объясни, почему вы называете это не фестивалем?

– Называться музыкальным фестивалем – сильно громко, потому что это привязывает тебя к лайнапу. А мы поняли, что люди на самом деле любят тусоваться. Глобально, всем все равно, кто здесь выступает.

Есть небольшой процент людей, которые приходят реально на артиста, а так – все ради кайфовой атмосферы.

Мы решили, что не совсем корректно называться фестивалем. “Белые ночи” – это городская вечеринка, dance event. Пять сцен – пять разных форматов музыки, и совершенно разная аудитория, от студентов до бренд-менеджеров и маркетинг директоров, которые здесь отрываются, веселятся и всем кайфово. Это главная концепция.

– Тем не менее вы все равно работаете над лайнапом. У вас каждый раз добавляется что-то новенькое.

– По главной сцене за прошлый год сложилось впечатление, что у нас лайнап высокого КПД. Мы выбираем артистов с не очень высоким гонораром, но которых помнишь с детства или со студенческих времен. Поэтому когда его слышишь, это вызывает бурю эмоций, появляется какая-то эйфория.

Подкрепляем это всё актуальными украинскими артистами. В этом году будут Cape Cod, YUKO. На главной сцене выступят Volga Funk. На Backyard stage зарубежные именитые диджеи- Betoko и Sharam Jey.

– Когда вы объявили лайнап, это вызвало много ироничных комментариев. Как вы на это отреагировали? Вас цепляют такие вещи или нет?

– Черный пиар – тоже пиар. Когда о нас говорят – это хорошо в любом случае. У нас также было с историей про секс-кабинки, когда мы только начинали. Зато так о нас узнали.

Если ты принимаешь смелое решение – важно от него не отступать. Мы принимаем решения не единолично, у нас там есть отдельные ребята, которые занимаются лайнапом. У меня есть команда из 17 человек. Мы обсуждаем, что нам нравится, что нашим гостям нравится, тестируем это и принимаем решения.

Кому-то не нравится Bomfunk – есть отличный Betoko. Не нравится Betoko – есть Тапольский. Не нравится Тапольский – у нас Latexfauna на Зеленой сцене. Не хочешь музыку – там кальян и пятнадцать баров. Не хочешь бары – там у нас БДСМ или бьюти зона. Это активность, которая может тебя занять на всю ночь. Везде можно найти для себя что-то интересное.

IMG_4182 copy

– Как вы обеспечиваете безопасность этого мероприятия?

– У нас наемная охрана. Мы специально обучаем тех, кто работает на фейс-контроле и ходит по локации. Всего – где-то 50 охранников. Разное бывает – драки, алкогольное опьянение. Но мы на это оперативно реагируем. Скорая помощь если что стоит на площадке, так что все вопросы решаются буквально за три минуты. Кроме того, рамки на входе, обязательно проверяем сумки – никакого оружия, ни холодного, ни, не дай бог, огнестрельного. Если люди приходят с оружием, у нас есть сейф, мы даем номерок, они заходят, а когда выходят – забирают свое оружие обратно. Поэтому прецедентов не было.

– Расскажи о системе менеджмента. Я так понял, что она у вас довольно нетипичная, как для украинского рынка.

– У меня была лекция “Проектный менеджмент в условиях хаоса”. Примерно вот так это и называется. Наша команда делает полностью “Уличную еду”, отвечает за гостевые ивенты на “Арт-заводе Платформа” и “Белые ночи”.

Мы как-то старались все спланировать. В декабре сели что-то написать, но поняли, что очень многое меняется. Рынок меняется, потребности меняются, конкуренты меняются. Невозможно это все предугадать. Поэтому все делаем в процессе и очень активно.

– То есть, команда одна, просто под каждый проект назначается отдельный менеджер?

– Проектный менеджер, да. В принципе, “Белые ночи” начинались с ночного формата “Уличной еды”. Мы поняли, что люди не хотят уходить в два часа ночи, они все тусят, лето, тепло, классно и мы попробовали. Зашло. Так мы начали развивать это в отдельный формат. Мне кажется люди были бы рады, если бы мы каждый месяц делали. Но, боюсь, мы не выживем, если это будет каждый месяц. Решили остановиться на двух разах в год. Открываем лето и закрываем лето.

– Как ты думаешь, формат “Уличной еды” и “Белых ночей” можно использовать не только в Киеве, а, допустим, в других городах?

– Мы думали над этим. В принципе можно, но встает вопрос затрат и ресурсов как команды, так и финансовых. Здесь у нас есть площадка, мы за четыре года уже провели электричество, сливы, моечные, подвели 200 киловатт на сцену. Мы уже здесь обустроились. Если переезжать на другую локацию – это все придется делать с нуля.

К тому же мы не понимаем, готовы ли люди из других городов платить те же 500 гривен за вход, чтобы мы окупили свои затраты. Очень большие риски. Мы сейчас это проверяем, тестим, смотрим, но пока непонятно, насколько это будет эффективно и нужно ли.

IMG_4204 copy

– Сколько людей было на фестивале в прошлые годы и на скольких вы рассчитываете сейчас?

– В последний раз было 15000. В этот раз рассчитываем на столько же. Но мы подняли цену билета. В первую очередь, чтобы аудитория немножечко отсеялась. Главное, чтоб гостям “Уличной еды” было комфортно. А были люди немножко другого формата – снять майку, показать голое пузо, откуда-то появлялась бутылка водки. Этого не хочется, для нас очень важен комфорт гостей и мы готовы жертвовать количеством людей, но чтобы это было качественно и абсолютно комфортно.

– Вы прибыльное мероприятие?

– Да.

– Так получилось сразу, с первого мероприятия, или вы к этому пришли?

– В минус точно не было. Да ивент был прибыльным с самого начала. Только позиционирование первый раз было немного другим:“Уличная еда делает ночную тусовку – Белые ночи”.

– Я очень часто слышал, что фестивали в Украине – это вообще не прибыльная история. Что ты, как человек, который уже какое-то время этим занимается, и у вас получается делать прибыльные проекты, можешь посоветовать молодым организаторам фестивалей?

– Реально оценивать шансы. У меня раньше был собственный фестиваль – “Кинокухня”. Я на нем очень сильно обожглась, мы ушли в щедрый минус. Потому что планировали воздушные замки. Думали, что к нам придет 5000 людей, что отобьем свои затраты, да еще и заработаем, что евро не подскочит и так далее.

– И в итоге все пошло с точностью до наоборот?

– Именно. Было плюс пять на улице, пошел дождь, был скачок курса.

Самое главное – трезво смотреть фактам в глаза. Потому что потом придется решать все, скорее всего, финансово. И это будет больно.

Стоит заводить партнеров. Не стараться всё делать самому. Рынок не такой уж и большой, на самом деле. И если сложить все силы вместе, то получится лучше и круче.

И начинайте с малого. Мы делали “Кинокухню” на “Платформе” и буквально застроили ее декорациями. На вторых “Белых ночах” мы построили восемь сцен. Этого оказалось слишком много. Людей было недостаточно, чтобы до них дойти. Пять сцен – это потолок. Если начинаете какой-то формат, попробуйте сделать его небольшим и отточите до идеального состояния благодаря фидбеку людей Если десять человек скажет, что вот это – херня, то наверное это херня. Нужно прислушиваться: или что-то поменять, или отказаться от идеи вообще.

– На чем можно экономить, а на чем экономить нельзя?

– Нельзя экономить на сервисе. Нельзя экономить на охране. Нельзя экономить на клининге. На качестве нельзя экономить. На застройках сцены нельзя экономить.

Иногда можно экономить на декорациях. Это вопрос дружеских отношений – где-то по сусекам поскребли, у кого-то попросили, с кем-то договорились, с кем-то по бартеру. Можно экономить на рекламе. Опять-таки, это в основном медиа-партнерство. Можно экономить на гонорарах. Можно смотреть, где сэкономить на контенте.

Главное – не поступаться качеством сервиса. Охрана, клининг и техническая безопасность очень важны.

– Какое у вас распределение бюджета, сколько уходит на инфраструктуру, а сколько на контент?

– На контент уходит где-то 50%. И где-то порядка 20% на административные затраты.

– Вы озвучиваете бюджет ивента?

– Нет.

IMG_4142 copy

– А как вы боретесь с мошенничеством? Кто-то пытается подделывать браслетики, лезть через заборы.

– У нас на вторых “ночах” можно было заходить-выходить без проблем. Там мы натерпелись. После этого сделали вывод, что делаем единоразовый вход. Был какой-то негатив, но немного. Люди, в принципе, привыкшие к тому, что концерты, которые дорого стоят – это в первую очередь безопасность.

Мошенники, карманники и все остальное более или менее отсекается. Сейчас много билетов по предпродажам купили по 200 гривен, многие уже в фейсбуке пишут “продам билеты”, я понимаю, что в пятницу здесь будет стоять очередь из перекупщиков. У нас есть охрана, у нас есть наша кассовая система, которая следит, если кто-то там продает билеты – мы их не имеем права грубо как-то заблокировать, но при подходе вежливо просим этого не делать.

Есть ситуации, когда люди перепродают билет, который уже и так пропикан, человек зашел, а потом эту бумажку снова распечатал и продал здесь на кассе. Но его не пропустят. Даже если наш гость покупает с рук билеты, он должен быть готов к тому, что билет может быть уже использован. Мы пытаемся заранее доносить эти моменты с помощью соц сетей.

– Ты говоришь, нельзя выходить-заходить, так у вас же двухдневное мероприятие. А если кто-то домой хочет поспать сходить?

– Поспать можно. Просто в одну ночь – одноразовый вход. Ты уезжаешь домой, а на следующий день у тебя вход есть, но с 8 вечера до 6 утра вход единоразовый.

– А если ленточку сорвал, а потом прицепил обратно?

– Это видно, когда она порвана. Если вдруг теряется ленточка на двухдневные билеты, мы их сейчас первый раз сделали, будем смотреть. Я понимаю, что люди будут терять эти ленточки. В пьяном угаре пришел домой, выбросил, в душ сходил, забыл, потерялся – просто приходят с электронным билетом своим на кассу и им повторно дают браслет. Попробуем с такой механикой работать.

– Какие планы на будущее?

– Следующие “Белые ночи” пройдут 1-2 сентября и традиционно закроют летний сезон. Была идея поменять формат на электронный, сделать dance event совместно с ребятами, которые на рынке делают большие привозы. Но потом мы поняли, что у нас уникальный формат вечеринки, который не хочется превращать в электронный рейв и загонять в рамки, ограничиваться только аудиторией, которая любит электронную музыку. Наш ивент должен быть разноплановый и комфортный для всех. В эту сторону и будем двигаться. Возможно, в следующем году попробуем использовать для “Белых ночей” другую локацию.

Фото: Евгения Люлько