1110x80

5 минут с Тейлор Момсен из The Pretty Reckless (и ее барабанщиком)

Автор: Леша Бондаренко 1 5091

Статус аккредитованного журналиста на большом международном фестивале дает возможности, которые редко могут подвернуться в Украине. Одна из них – встреча с артистами. К сожалению, не всегда выходит получить достаточно времени на беседу, но и отказываться от варианта поговорить с мировой звездой – как минимум обидно.

Так нам удалось встретиться с Тейлор Момсен и ее барабанщиком Джейми Перкинсом из группы The Pretty Reckless на фестивале Sziget в Будапеште. Мы оказались последними в очереди из десятка журналистов, которые хотели взять интервью у звезды. На все про все было выделено 4 минуты, которые нам удалось растянуть на пять.

Тейлор Момсен стала известна прежде всего как кинозвезда и главная актриса телесериала “Сплетница”. В 16 лет она основала рок-группу The Pretty Reckless, которая принесла ей успех уже как музыканту. Хит Make Me Wanna Die вышел в 2010 году и попал в саундтрек к блокбастеру “Пипец” (Kick-Ass).

С тех пор Момсен успела повзрослеть, отказаться от карьеры в кино и выпустить еще два альбома с The Pretty Reckless. В рамках поддержки последней пластинки – Who You Selling For группа выступала на Sziget.

Наша беседа вышла скомканной, торопливой, но довольно забавной.

IMG_1684

– Привет! Я читал в нескольких источников, что твоя бабушка родом из Одессы. Ты бывала в Украине?

Тейлор: Хм… Ну вообще родители моих бабушки и дедушки были наполовину немцами, наполовину русскими. (В предыдущих интервью речь шла об Одессе в рамках Российской Империи – прим.).

– Но в Украине ты не бывала?

Тейлор и Джейми: Нет, мы не бывали в этих местах.

– Я просматривал сетлисты концертов вашего тура и заметил, что из первого альбома вы играете всего две песни. Мне стало интересно, как вы выбираете треки для программы?

Тейлор: Ну, мы выбираем на ходу. Смотрим на те песни, которые нам сейчас кажутся актуальными.

Джейми: Перед началом тура мы обычно немного меняем программу. Оставляем то, что нам нравится на данный момент.

Тейлор: К тому же в ходе тура варьируется время нашего выступления. Это может быть 30 минут на фестивале, а может – полуторачасовой сет.

– Я часто читаю в статьях и в социальных сетях мнение, что гитарная музыка сейчас не в моде. И действительно все больше артистов переходят к электронному звучанию. Да и лайнап Sziget в этом году тому подтверждение. Вы же продолжаете играть олдскульную гитарную музыку. Это такая позиция?

Тейлор: Мне кажется, что рок-н-ролл постоянно развивается. Лично я – не поклонник искусственных ударных. Не зря ж я сижу рядом с барабанщиком (смеется).

Джейми: Было бы странно если бы на моем месте сидела драм-машина, не правда ли? (смеются)

Тейлор: Ты всегда можешь пользоваться технологиями как инструментом, но не как основной опорой.

Джейми: Нам нравится человеческий фактор. Нам нравится слышать как люди играют на инструментах. И это то, что мы пытаемся делать. Не думаю, что для нас тема электронных инструментов закрыта, просто мы хотим делать все по-человечески.

Тейлор: По клавише с заданным набором звуков может ударить каждый. И у каждого этот набор звуков будет звучать одинаково. Но в мире нет двух гитаристов или двух барабанщиков, или двух певцов которые звучат идентично. Поэтому так важно чувствовать человека, который стоит за инструментом.

– Какой самый популярный вопрос вам обычно задают?

Тейлор: Хм… Есть целый список. Но пусть лучше Джейми ответит.

Джейми: Например, “Как вы написали этот альбом?” или “Как вы написали эту песню?”. А это вопросы, на которые почти нереально ответить. Потому что каждая песня – другая. И процесс написания каждый раз другой.

– Честно говоря, я думал, что все спрашивают о возобновлении актерской карьеры.

Тейлор: Да, это тоже постоянно спрашивают. И, если что, ответ – “Нет!”. (смеются)

– Некоторые хиты, которые вы до сих пор играете, ты написала еще будучи подростком. Сейчас твой мир сильно изменился. Каково оно – до сих пор играть песни, которые ты написала в 15?

Тейлор: Ой, тут долго отвечать…

Джейми: Давай я попробую. Думаю, что когда нам становится неловко играть какую-то песню, мы просто перестаем ее играть.

Тейлор: Да. Как сонграйтер я сейчас предпочитаю не исполнять песню, которую написала, когда мне было 12. Мне уже все-таки 24.

– Поэтому в этом туре вы не играете My Medicine и Just Tonight?

Тейлор: Ну почему, мы можем их сыграть. Мне нравятся все песни группы The Pretty Reckless, с которой я играю уже почти 10 лет (Тейлор имеет в виду то, что до появления группы она уже сочиняла песни – прим.).

Есть другой момент. Когда я писала альбом Light Me Up, мне было около 14-15 лет. И мой голос тогда был намного выше. И с тех пор он изменился, поэтому мы вынуждены менять тональность песен. Но я все еще люблю эти песни.

Джейми: Возможно, мы даже сыграем одну из этих песен сегодня.

После интервью The Pretty Reckless дали часовое шоу на второй сцене фестиваля – OTP Bank A38 Stage. В сетлист вошла Make Me Wanna Die. Песни My Medicine и Just Tonight группа не играла. В подарок редакции LiRoom группа оставила CD последнего альбома, подписанный музыкантами.

photo_2017-09-27_15-12-47

Фото артистов: Женя Люлько