Песня за песней: Septa об альбоме Sounds Like Murder

Автор: Леша Бондаренко 1 1795

1110x80

Третий альбом одесситов Septa, который вышел в ноябре этого года, очень быстро произвел фурор в среде критиков и заслужил едва ли не самую престижную награду в украинской альтернативной музыки: лучший метал-альбом по версии The Best Ukrainian Metal Act. Мы попросили Евгения Тымчика, лидера и вокалиста группы, рассказать о каждой из 13 песен пластинки.

Мне всегда импонировал такой формат, и я все ждал, что кто-нибудь меня попросит написать трек-бай-трек для какого-то из наших альбомов, но никто не просил. И теперь, когда возможность наконец-то подвернулась, я впал в небольшой ступор. О чем лучше рассказать? О моем отношении к песни, об истории ее создания, о ее скрытом смысле или о том, кем мы вдохновлялись при сочинении? Попробую это как-то очень сжато скомбинировать, а то если моя мысль растечется по древу, то ее будет не остановить.

Конечно, хотелось бы отметить, что альбом концептуальный, и я закладывал в него хитросплетенный сюжет, который я бы не очень хотел вот так просто выкладывать. Вообще я стараюсь писать лирику в нескольких плоскостях, чтобы слушатель мог интерпретировать ее так, как ему больше нравится. Первая плоскость, самая примитивная, это, естественно, интимно-романтическая, мне кажется, что проще всего решить, что песня написана о любви. Также, я хотел, чтобы альбом затрагивал тему бытового насилия, жестокого обращения с женщинами и изнасилования. Собственно, это я и подразумевал в названии альбома: для меня эту звуки отдаленного скандала за стенами многоквартирного дома, когда ты слышишь приглушенные крики ругающихся пар, звон разбивающейся посуды с обрезанными высокими частотами, чувствуешь легкую вибрацию на потолке от упавшего на пол следующего этажа тела. Ну и последняя плоскость — это и есть сюжет, который берет свое начало еще на нашем первом альбоме. Любовь и смерть. Красное и черное. История, пропитанная работами Дэвида Линча, Дэвида Финчера и Даррена Аронофски.

Я хочу, чтобы нашлись слушатели, которые смогут сами разгадать всю ветвь повествования, поэтому буду оставлять только одно слово-подсказку к каждой песне. Видите, что я говорил про свои слишком растекающиеся мысли? Поехали!

11th: Omen

Первая песня на альбоме оказалось той, которую мы сочинили последней, и мне кажется, это слышно. Чуть лучше, чуть продуманней, чуть интересней. Но первоначально я не хотел, чтобы альбом начинался так прямолинейно (в принципе, для особенно внимательного и щедрого слушателя он так и не начинается), но практика показала, что в быстрое время интернета альбом обязательно должен начинаться с хита. И наш хит почему-то оказался, пропитанным творчеством группы Tool, хотя мы даже как-то не замечали этого до релиза клипа.

еивтсвучдерП

Following

Одна из самых старых наших песен, и одна из тех немногих, что родились не из каких-то готовых идей, а из того, что мы просто джемили всей группой. Мне эта песня нравится тем, что живьем она всегда как будто заново рождается, с какой-то другой и особенной атмосферой. Вокально я тут очень ориентировался на песню Pristina группы Faith No More, но опять ушел в какие-то другие дебри. И мне особенно нравится, что трек на всем своем протяжении не перестает нагнетать, даже когда вроде как успокаивается.

еинаводелсерП

The Seducer

Не так часто песня начинается с риффа, придуманного мной. Но когда такие песни бывают, то они почему-то получается очень лютыми. Хотя изначально я хотел из этого трека сделать что-то типа Oceansize, немного ломанное, энергичное и роковое. А получился опять Botch. Но я не жалею, это одна из лучших песен для исполнения живьем. Ну и? конечно, нельзя не отметить прозвучавший между раскатами самый настоящий рояль, на котором сыграл Станислав Шеховцев.

еинеджерпудерП

Sky Moves Faster

Тоже раритет. Постоянный резидент всех наших сетлистов еще первого состава, песня не претерпела абсолютно никаких изменений, и, по сути, единственная, сохранила свою первоначальную форму еще с того времени. Для меня это какой-то трибьют альтернативе девяностых, со всей этой мазафакой и ню-металом, но при этом я почему-то явно слышу влияние Katatonia. Мне кажется, эта песня наиболее приближена к стилистике альбома The Lover и могла бы послужить мостиком для фанатов нашего дебютника.

яиравА

High Pitch Noise

Это туда же. Только в отличие от Sky Moves Faster, в этой песне кардинально изменилась концовка. В уже далеком 2010 году такими были наши первые потуги в жанре маткора. Как по мне, получилась все та же пресловутая мазафака. Особенная популярность этой песни у наших слушателей как бы намекает на то, в каком музыкальном отрезке времени многие из них до сих обитают. Не пытаюсь никого обидеть, сам падок на такое, то ли ностальгия, то ли просто иногда действительно хочется какого-то незамысловатого кача.

аросС

Ropes

Признаюсь, за десять месяцев между клипом и релизом альбома, эта песня успела мне осточертеть. Слушать ее было невозможно, ни один концерт за последние два года не проходил у нас без Ropes. Но в контексте альбома трек обрел какую-то новую жизнь и заиграл новыми красками. Определенно, в нем слышится влияние Thrice и Mastodon. Мне кажется, это одна из тех песен, которая живьем звучит сильно лучше, чем на записи. Кстати, это вторая версия Ropes, от первой не осталось и следа. Как только мы начали менять один кусок, за ним потянулся другой, и в конце концов это переросло в абсолютно новую песню со старым текстом и названием.

яицакискотнИ

Red Code

Один малоизвестный факт: это была самая первая песня, которую мы сочинили под названием Septa, но еще в 2006-ом, когда мимолетно собрались на пару месяцев, а потом благополучно развалились. Песня провела в консервации четыре года, и была единственной, которая перекочевала в новую ипостась группы. Но, как и в случае с Ropes, была целиком переделана, превратившись в какое-то подобие маткора с незначительными вкраплениями Deftones. Это был первый сингл, на котором мы засветили приглашенного музыканта, Диму Кожухаря из Space of Variations. Изначально я планировал собрать весь цвет украинской музыке на этом альбоме, и поработать со всеми, с кем давно хотел.

яицатнорфноК

Supercell

Наверное, самый атмосферный и экспериментальный трек на альбоме. На самом деле, я собирал его только тогда, когда все части по отдельности были записаны. Особую трудность составили начало и интерлюдия. Главное было – не показать швов, сохранить естественный флоу, и чтобы присутствовала какая-то поступательная эротика. Я изначально не хотел никакого спича, но, как только я вспомнил ту самую речь Донны из Твин Пикс, паззл сам собрался прямо на глазах.

Конечно, отдельного упоминания заслуживает гостевой вокал Марты Ковальчук: в этом году мы обменялись с iamyou голосами и по бартеру записали друг другу фиты, и мне кажется, что обе песни очень удались. И я постоянно ловлю себя на мысли, что Марта и Лара Флинн Бойл вступает в какое-то состязание по сексуальной мелодекламации в этой песне.

еинечотаЗ

The Rats in the Walls

Песня, которая обрела свою вторую половину очень нескоро. Зарисовка первой части у нас была давно, но звучала совсем иначе: первоначально мы хотели сделать из этого какой-то болезненный нойз-рок. Но со временем пришли именно к такой форме.

До конца не был уверен в этом треке, но когда услышал финальный результат, то был очень приятно удивлен. Явная отсылка к творчеству Лавкрафта в названии намекает, что песня о призраках прошлого и сомнениях, которые терзают нас по ночам. Самый звездный гость нашего альбома сыграл гитарное соло в этой песне, и, признаюсь, Игорь Сидоренко поразил меня своей музыкальностью и виртуозностью при записи.

еидземзоВ

When There Is No Time

Этот трек преображался несколько раз: на истоке он был просто альтернативным роком, затем превратился в романс под фортепиано, и в конце концов обрел такой вид, который поначалу шокировал даже меня.

Немалую роль сыграл Антон Шитель, который мало того, что спел в куплете, так еще и изменил до неузнаваемости интерлюдию своим аккомпанементом на клавишах. Я стремился к монотонности и минимализму в этой песне, чтобы подчеркнуть красоту каждой отдельной части, и чтобы песня четко отпечаталась в сознании слушателя.

еиневбаЗ

Means, Motive, and Opportunity

Самая противоречивая песня на альбоме, но такая у нее и была цель. Мне вообще очень хочется, чтобы слушатель был немного шокирован при первом прослушивании, чтобы альбом ему больше напоминал американские горки, и чтоб под конец он приезжал совсем взбаламученным, но при этом ему очень хотелось проехаться еще раз.

Этот трек я втихую делал сам, вдохновлялся в большей мере Depeche Mode и Nine Inch Nails, вестимо. В итоге вышло коротко, но уверенно. И нюансов много, которые сразу и не услышишь.

сорпоД

Narcosis

Пока что это мой любимый трек на пластинке. Точно придется по душе поклонникам нашего второго альбома Destroyer. Песня с самым мощным, и, при этом, дико попсовым припевом, который очень контрастирует со всем остальным содержанием. В принципе, на этой песне можно было бы и закончить, но мне хотелось другого финала.

ьнзаК

13th: Aftermath

Мне хотелось открытого финала. Если на первом альбоме это был восклицательный знак, на втором — петля, замыкающая конец с началом, то тут нужно было многоточие. Для многоточия нет ничего лучше, чем инструментальный трек: никакой смысловой нагрузки, только настроение. Конец, который ничего не навязывает.

еивтсделсоП


В рубрике “Песня за песней” читайте также о дебютном альбоме калушского трио The Jossers – Unsupported Bravery of Local Kids.