Юра Самовілов: «Музыка – это какой-то поток, доступ к которому у меня периодически открывается»

На прошлой неделе вышел дебютный мини-альбом украинского музыканта, автора песен и, как говорят за рубежом, singer-songwriter Юры Самовілова. В ЕР Маленька квітка вошло четыре трека, один из которых — на стихи Сергея Жадана. 

Незадолго до релиза мы встретились с Юрой, прогулялись по Подолу, поговорили о нем, дебютной пластинке, знакомстве с лейблом «Іншамузика», работе с Милошем Еличем, отсутствии кумиров и игре в пабах.

GyhmrBGGkdo

— Откуда ты и как ты начал заниматься музыкой?

— Я из Донецка. В пять лет пошел в музыкалку. Я рано поступил и рано закончил учебу. Первые два года я даже не успевал писать конспект на уроках музыкальной литературы, учителю приходилось диктовать и вести мои записи параллельно. Когда я получил диплом, у меня еще не было ощущения того, что музыка – это круто. Позже я понял что музыка может быть интересной и живой. К этому времени, я уже начал играть на гитаре и писать песни. Мне было 13 лет. Тогда я, по сути, и начал заниматься музыкой.

Я писал песни под гитару. Потом меня увлек хип-хоп, жизненный такой, чтобы подумать (например, Ассаи Нет волшебства). Пробовал писать свои песни. Возможно, поэтому моя музыка немного похожа на этот стиль своей простотой. Если есть один квадрат, но он качает, могу слушать его часами и даже днями.

— Судя по твоему SoundCloud, первые твои песни начали выходить два года назад.

— Два года назад я узнал, что есть такая платформа, как SoundCloud. Сейчас начало ноября. В это время, 5 лет назад, я записал свою первую песню на диктофон телефона, добавил ревера и скинул нескольким своим друзьям. Первые, сносного сведения записи, появились уже через несколько месяцев.

— А у тебя когда-то была группа?

— В старших классах я играл в группе на бас-гитаре. Тот опыт дал мне понять, что очень сложно находить общий язык с людьми, когда речь идет о творчестве. Я не против группы. Более того, я в ее поиске. Я периодически играю с разными ребятами. Для записи альбома я тоже привлекал знакомых музыкантов.

За партию трубы, например, я благодарен своему другу Александру Шиманскому, клавишнику и трубачу группы ТНМК. Мы работали с ним над песней Україні на стихи Симоненка для проекта ЖИВЯком. Я часто слышу трубу в своих песнях в момент их написания. Услышал ее и Саша.

— Я узнал о тебе благодаря соучредителю лейбла «Іншамузика» Виктору Придувалову. Как ты с ними познакомился?

— Однажды я написал Виктору Михайловичу. Он пригласил к себе, сказал, что его заинтересовал мой материал, и он готов помочь с созданием первого клипа. Так завязалось наше с ним общение.

PIBpsb2RrtM

— Насколько я видел, твоя песня «Гармати» попала в сборник патриотических песен.

— Ее часто включают в какие-то такие сборники и компиляции. Сам я ее патриотической не считаю. Это просто стечение обстоятельств и времени. Она была написана в 2013 году, когда еще не было военных действий. Я написал ее во время Майдана, если быть точным. Но я никак не связываю эти факты. Разве что на подсознательном уровне. Она о войне ровно настолько, насколько и все остальные мои песни. О ежедневной войне, которую ведет каждый человек внутри себя.

— А твоя самая популярная, если верить SoundCloud, песня «Тебе»?

— Песня «Тебе» — это интимная лирика. Не знаю, можно ли так сказать, но в школе, когда на уроках литературы мы разбирали творчество разных поэтов, учитель использовал такую терминологию.

Музыкальные редакторы и саунд-продюсеры, которым я показывал свои песни, выделяли ее и говорили, что с «правильной» аранжировкой могла бы получиться новая популярная украинская песня «про любовь». Но для меня принципиально, чтобы она оставалась в том состоянии, в котором я ее написал.

— Твой альбом мне показывали достаточно давно, думаю, около года назад. Но он до сих пор не вышел. Почему так случилось?

— Более того, скорее всего, когда тебе его показывали, там было гораздо больше песен. Сейчас там осталось только четыре песни и это, по сути, ЕР.

— А почему так?

-Было много вопросов к звуку, качеству записи. Мы начинали писать альбом самостоятельно, а закончили уже в студии.

Весной я обратился за советом к Евгению Ступке, который направил меня со всем материалом, который мы накопили к Милошу Еличу на студию Boutique 888 Studio. Приятным для меня было то, что Милош предложил выступить саунд-продюсером, но я решил оставить эти свои песни такими как они есть, в авторской аранжировке и в акустическом звучании. Другие треки из демо-версии альбома тоже выйдут, но как они будут звучать еще до конца не решено.

— У тебя есть песня на стихи Жадана и на стихи Симоненко. Почему именно эти поэты?

— Это случайное стечение обстоятельств. Помню, что прочитал стих Симоненко у кого-то на страничке и тут же услышал его как песню. Насчет стиха Жадана – я не помню, что случилось, но тоже примерно так. Это всегда происходит одинаково.

— Мы все сейчас проводим много времени в соцсетях. Как ты думаешь, пребывание в интернете влияет на твое творчество?

— Не знаю как у других, но на меня не влияет. Музыка – это какой-то поток, доступ к которому у меня периодически открывается. Из этого потока можно доставать отдельные словосочетания и образы. Это можно делать где угодно. Это может спровоцировать и стих, который ты увидел в социальной сети. Но если бы я не увидел его там, я бы увидел его в другом месте, это точно.

— А на кого из музыкантов ты ориентировался?

— Ни на кого. Не знаю, плохо это или хорошо. Я всегда завидовал тем людям, которые кем-то увлекались. Есть люди, которые стараются подражать любимому артисту, изучают все до мелочей, на гастролях могут поджидать у отелей. Я всегда им завидовал, потому что этим людям было чем заняться.

Но с возрастом, я понял, что отсутствие кумиров – это не так плохо. Если говорить конкретно о звуке, есть очень много музыки, которая мне нравится. Но выбирать ориентиры – это заведомо ставить себя в рамки.

— У тебя уже были сольные концерты?

— Немного. Я очень серьезно отношусь к таким мероприятиям, стараюсь, чтобы место было лишено какой-либо коммерции и атрибутики пабов. Зачастую, это какие-нибудь открытые пространства, благотворительные мероприятия, места, где публика настроена на подобную музыку. Василий Прозоров приглашал как-то сыграть перед их концертом ПНД, например.

Еще я прошел в финал конкурса «Українська пісня 2017» и выступал на Arena Lviv перед аудиторией в десять тысяч человек.

— Но в пабах ты тоже играл и играешь?

— Да, но это совсем другое дело. Я стараюсь это разделять, выступаю с кавер-программой. Я не афиширую это на своих страницах и прошу не писать мое имя в афишах, если они есть.

Многие люди задают вопрос: «Че ты паришься? Пускай люди приходят и слушают и твои песни, какая разница?». Но когда я разделяю это, мне гораздо легче смириться с тем, что: во-первых, ты играешь в пабе, а во-вторых — с условиями, публикой и антуражем, которые предоставляет тебе этот самый паб.

Но я благодарен пабам за опыт. За два года подобных мероприятий у меня было больше двухсот выступлений, это сто выступлений год. Не каждая популярная группа может похвастаться таким. Да, какая-нибудь пивная — это не «Олимпийский», но речь ведь идет об опыте. Плюс не было такого мероприятия, где я бы не выложился на полную и кавера, которого я бы не пережил по-своему. Люди это чувствуют. Иногда весь зал включается, иногда пару человек за дальним столиком, но это всегда приятно.

— Ты бы хотел вообще перестать играть в таких заведениях?

— Играть там я бы продолжал, но делал бы это избирательнее. Иногда это бывает очень весело.

— Какие у тебя амбиции как у музыканта? Чего ты хочешь добиться?

— Хочу, чтобы я мог беспрепятственно транслировать то, что мне приходит в виде песен. А люди, в свою очередь, пускай решают сами, слушать это или нет. Я уверен, что эта музыка близка многим, просто они должны ее услышать.

KIdCyfHrdjE

— В быту ты говоришь по-русски?

— Да.

— А поешь только на украинском. Почему?

— Первая песня, которую я написал, была на английском. Мне казалось, что очень стыдно петь на том языке, который всем понятен и если я спою эту песню о любви своей семье, они задумаются: «А может Юра влюбился в свою одноклассницу» и начнут расспрашивать. Но так было раньше.

На самом деле, я просто проводник. Приходит на украинском, так и передаю. Все вопросы нужно задавать источнику сигнала.

— Какие дальнейшие шаги после выхода альбома ты планируешь? Тур в его поддержку? Сольный концерт в Киеве?

— Сейчас все мысли только о творчестве. Тяжело переношу то, что ЕР так долго выходит. Это гнетет.

— Потому что ты эти песни уже пережил, и сейчас их сложно играть?

— Есть такие двигатели, которые сгорают, если не передают энергию. Причем нагрев двигателя зависит от количества накопленной им энергии. Говорю это как человек с инженерным образованием.

Я должен реализовать планы, которые есть у меня уже давно, но все должно идти шаг за шагом. Те вещи, которые я заложил в альбоме, должны сработать сейчас, чтобы запустить цепочку.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.