1110x80

7 альбомов лета, которые вы, скорее всего, пропустили. А зря

Автор: Артем Рисухин 1 5280

Чтобы восполнить отсутствие ежемесячных подборок альбомов этим летом, мы решили сделать одну, в которой собрали не самые очевидные, но от этого еще более интересные альбомы последних трех месяцев. От громких возвращений культовых групп до электронных экспериментов и зажигательного африканского пустынного блюза. Семь альбомов, которые вы могли пропустить, но которыми мы не можем не поделиться.

albums_summer_rhys

Lo Tom – Lo Tom

Indie Rock / Alternative

MI0004265842

В конце 90-х – первой половине 00-х Pedro The Lion были одной из самых интересных инди-рок групп Западного побережья США. Вокалист Дэвид Базан в своих песнях метался от христианства к атеизму, от политики к личной рефлексии. Пока в 2006 в истории группы не была поставлена точка, и фанаты не остались наедине с рефлексией Базана в его сольном творчестве. Starflyer 59 эволюционировала из шугейза начала 90-х в альтернативный рок с эклектичностью, на которую были способны не многие. Lo Tom – совместный проект музыкантов Pedro The Lion и Starflyer 59, который в июле выпустил одноименный дебютный альбом, пополнив ряд камбеков и супергрупп этого года. На этот раз – в культовом анедграунде.

7,5/10

Достоинства. С первых риффов Covered Wagon и до коды на Lower Down – Lo Tom берут все самое лучшее, что было у Pedro The Lion на поздних альбомах и удачно продают слушателям начало нулевых. Здесь каждый трек выверен; каждая фраза, которую поет Дэвид Базан, полновесна. Дебютник мог бы скатиться в монотонность уже на Bad Luck Charm, но потрясающим образом та расслабленность, с которой группа подошла к созданию альбома, и ловкие мелодические ходы дают релизу нужный баланс. Более того, на Lo Tom почти нет проходных треков, он скроен цельно и не отпускает до конца.

Недостатки. Ключевые музыканты Lo Tom, Дэвид Базан и Джейсон Мартин (Starflyer 59), прекрасно понимали, что этот альбом они делают не для новых слушателей, а для преданной армии своих фанатов. В этом прелесть альбома, это же тянет его вниз. При всем опыте и даже некоторой свежести, Lo Tom звучит как ремастер 2002-го. Он не задуман как актуальный и это оставляет ему мало пространства в 2017-м. Отголосок, ностальгия и важный этап для всех четырех музыкантов. Купленные у Lo Tom “новые нулевые” сложно унести куда-то далеко – они имеют значение только в привязке к прошлому, несмотря на их ценность.


Lapalux – Ruinism

Experimental Electronic / IDM

MI0004279888

Лондонский электронный продюсер Стюарт Говард aka Lapalux, экспериментирует с концептами и стилями уже давно. Например, вдохновением для предыдущей полноформатной работы Lustmore послужил концепт гипнагогии – промежуточного состояния между явью и сном.

На своем новом, третьем альбоме Ruinism Говард уходит еще дальше: он разбрасывает треки в тематическом лимбе между жизнью и смертью. Для записи пластинки Lapalux использовал только аналоговое оборудование: ресэмплируя записанные синты и биты до неузнаваемости, чтобы восстановить их в новом, искаженном звучании.

7/10

Достоинства. В концепте разрушения, смешения звуковых паттернов, Lapalux добился одной предельно важной цели – непредсказуемости. Ruinism разрывается между эмбиент электроникой, соулом/р’н’б, техно и брейком. Безусловно, такие треки, как Rotted Arp и Falling Down, выравнивают запись, но структурная внезапность того же Pretty Passion или Data Demon обрубают нить повествования, путают слушателя. Из около-индастриала первой части пластинки, Ruinism останавливается в прекрасной, пусть и мрачной прострации, а затем вновь пускается в разорванные ритмы. Гипнотический цикл, который к концу альбома пробирает полностью.

Недостатки. Те же стилистические эксперименты, которые лежат в основе концепта альбома – его ахиллесова пята. Речь не столько о доступности материала по сравнению с предыдущими релизами Lapalux (это, кажется, беспокоит Говарда меньше всего). Пластинка периодически разваливается, будучи не в состоянии держать баланс между фоновым эмбиентом и почти клубной электроникой. От цепляющих треков до незапоминающейся блеклости. Ruinism вывел Lapalux на распутье: без четкой формы, в деконструкции, но с большим потенциалом.


Matt Pond PA – Still Summer

Indie Rock / Power Pop

MI0004262021

За свою почти 20-летнюю историю проект нью-йоркского музыканта Мэтта Понда, с нехитрым названием Matt Pond PA, огромное количество раз менял состав и даже “PA” в названии. Его песни разбирали на саундтреки к фильмам и джинглы в рекламные ролики. Но несмотря на это и толпы отчаянно преданных фанатов, Matt Pond PA всегда была инди-группой, которая за 12 альбомов так полноценно и не покинула андеграунд. Более того, ей это никогда нужно и не было.

Поразительно, что несмотря на хождение все по тем же пауэр-поп тропам, Matt Pond PA удается звучать очаровательно, что в 2007, что сейчас – на новом альбоме Still Summer.

7/10

Достоинства. Сходу стоит признать, Still Summer – одна из самых летних записей этого года. Она не разрывала летние вечеринки, не качала июльские фестивали, но именно ее ностальгическое звучание и меланхолия создают эффект кинематографа. В особенности, такие треки, как A Spark, Rabbit и, безусловно, заглавный. Понд, в дуэте с Крисом Хэнсоном умело выстроили альбом при помощи инструментальных интерлюдий (Legends After The Fall, The Backyard, Legends Before The Fall). Matt Pond PA пытаются оттянуть приход осени как можно дольше, и это удается за счет атмосферных баллад, таких как Canada. Как говорит, KC Three на последнем треке альбома: «There were four seasons in Natchez: Summer, Summer, Still Summer and Winter”.

Недостатки. Иронично, что если для Lo Tom ностальгия и ее переосмысление в современных музыкальных реалиях становится отправной точкой, для Matt Pond PA этот альбом, судя по словам самого Мэтта – конечный пункт в музыкальном путешествии совместно с Крисом Хэнсоном и аббревиатурой “PA” в названии. Параллели можно провести и в том, что в равной степени, Still Summer – точно такой же отголосок прошлого, как и Lo Tom. Это запись не дотягивает до The Green Fury (2002) и Several Arrows Later (2005), ее главная миссия – запечатлеть последний момент «лета» Matt Pond PA, с их почти «классическими» звучанием и формой. В сухом остатке останется именно это.


Jason Isbell and the 400 Unit – The Nashville Sound

Alt Country / Americana / Southern Rock

MI0004231309

С момента своего ухода из легендарных The Drive-By Truckers в 2007, Джейсон Исбелл редко отдалялся от «южного» звучания. И тем не менее, насколько же разным это «южное» звучание получалось на всех последующих альбомах Джейсона. Вместе с со своей группой 400 Unit он смешивал фолк, кантри и рок-н-ролл, разливая то проникновенные баллады, то буйные “beer-drinking” номера.

На своих сольных работах, Исбелл с головой уходил в автобиографические откровения. Его лонгплей Southeastern (2013) – один лучших альткантри альбомов с конца нулевых, а Something More Than Free (2015) принес Джейсону Грэмми. На своем шестом полноформатнике The Nashville Sound музыкант воссоединился с 400 Unit, сделав этот альбом чуть ли не самым долгожданным релизом в жанре американа/альткантри в этом году.

7,5/10

Достоинства. 400 Unit времен первых альбомов с Исбеллом были по факту группой, которая лучше всего звучит в баре и машине дальнобойщика. Исбелл мог писать сколько угодно витиеватые тексты, это не влияло ровным счетом ни на что. Тем интереснее наблюдать, как сильно опыт сольной карьеры повлиял на формат 400 Unit в альбоме The Nashville Sound. Одна из самых сильных пластинок Исбелла, безусловно – самая богатая по звучанию, пусть и без ухода в эксперименты. Но с мастерством Джейсона как сингера-сонграйтера, в них и нет необходимости.

Вдобавок, в отличие от более замкнутых сольных работ, The Nashville Sound берет масштабностью. На альбоме есть место и автобиографичной рефлексии (куда ж Исбелл без нее) на Molotov и взгляду в будущее целого поколения на Hope the High Road. Эта пластинка, несмотря на ее называние, выходит за рамки условного Нэшвилла. Она даже выходит за рамки творчества самого Исбелла на протяжении последних 10 лет. Это переосмысление как звучания, так и места музыканта в обществе, индустрии и мире в целом. С глубокой, прекрасной лирикой If We Were Vampires и пронизывающей строкой I’m wide awake and I’m in pain” на Anxiety.

Недостатки. С Cumberland Gap Джейсон наступает на те же грабли, что и его друг-музыкант Райан Адамс на своем новом альбоме Prisoner (2017). Кантри-рок, который скатывается в ужасающую скуку. Песня могла бы стать отсылкой к творчеству Drive-By Truckers, но в их формате он звучал бы куда энергичнее и глубже. White Man’s World – один из самых слабых треков альбома. Это попытка острой политической сатиры, верный и важный месседж в эпоху Трампа. Жаль только, что создан этот трек слишком толстыми и неинтересными мазками. Переход от личного пространства сольных записей к более широкому охвату тем и стилей удается Исбеллу не до конца. Он будто застыл в прыжке из полуакустической интимности Chaos And Clothes (к слову, Джейсон посвятил ее ранее упомянутому Райану Адамсу) в фуллбэндовый рок Anxiety. И эта неопределенность топит альбом.


Brand New – Science Fiction

Alternative Rock / Post-Hardcore

1503004954372-Science-Fiction

Когда американцы Brand New начали свой путь с не особо вычурного, предельно подросткового поп-панка на заре 00-х, сложно было предугадать, насколько каждый последующий виток эволюции группы будет важным для целого поколения, голосом надломленной юности. Своего пика группа достигла в 2006-м с выходом альбома The Devil And God Are Still Raging Inside Me – он разворотил целый ряд жанров: от эмо до альтернативного рока. Это был музыкальный катарсис, и для группы, и для фанатов, который возвел группу в статус сакральной. Brand New в итоге создали уникальный сплав стилей, абсолютно точно передающий название группы.

Спустя целых 8 лет с момента выхода четвертого альбома Daisy (2009), состоялось триумфальное возвращение с новой пластинкой Science Fiction, которая уже успела возглавить чарт Billboard 200.

9/10

Достоинства. Daisy собрал в себе всю ярость и эмоциональное напряжение, которое осталось после The Devil And God…, и выплеснул на слушателя со всей прямолинейностью. Как пел Джесси Лейси в Gasoline: “It feels like I’m jumping towards the train”. Спустя 8 лет никому не стало особо легче, но эту надломленность и эмоциональную усталость Brand New превратили в потрясающий альманах. Science Fiction раскрывается гораздо масштабнее, чем все его предшественники. С разбросом тем от ядерного уничтожения на 137 до праворадикальной гомофобии на Desert.

Brand New говорят о религиозной опустошенности на Could Never Be Heaven, срываются в глубоко личную пропасть в попытке найти мотивацию на Waste. Science Fiction берет понемногу от всех предыдущих релизов. Но при этом, альбом – не ретроспектива. Brand New в очередной создали совершенно обособленную работу. Стилистически неоднородную, с непредсказуемыми текстурами даже для фанатов. Даже в рамках одной песни: взять хоть тот же 137, Brand New из подачи в духе первой части Luca уходят в риффовое неистовство на бридже. Science Fiction сделан с размахом, который вполне может оправдать 8-летнее ожидание.

Недостатки. Science Fiction – не идеальный альбом. Отдельные треки, например, тот же No Control, вполне могли бы звучать и на Deja Entendu. Но одна из главных проблем, с которой сталкивается Science Fiction, – он просто обязан быть последним релизом группы. Слухи об этом уже витают. И ради всего святого, это должно быть именно так. Потому что именно так должны уходить культовые группы – создав шедевр.


Ben Sollee and Kentucky Native – Ben Sollee and Kentucky Native

Country / Folk / Bluegrass

MI0004263395

В музыкальном концепте сингера-сонграйтера/виолончелиста Бена Солли никогда не было места шаблонности. Каждый его альбом – это движение по дорожкам инди-фолка с диапазоном мелодических решений от классики до поп-музыки. Седьмой альбома Бена Ben Sollee and Kentucky Native – это стилистическое переосмысление блюграсса и кантри, в которых ключевая роль отдана виолончели со всем тем богатством техник, которые Солли развил за долгие годы экспериментов.

7,5/10

Достоинства. В то время как корни Ben Sollee and Kentucky Native уходят в фолк Аппалачей, с ирландскими и шотландскими музыкальными традициями, Бен умудряется создавать обособленную вселенную благодаря потрясающе продуманным аранжировкам. Большинство песен были записаны вживую в хижине, в которой Солли собрал блюграсс-музыкантов. Это добавило альбому ощутимой камерности. От мексикано-американских ритмов Mechanical Advantage до непредсказуемых перевоплощений блюграсса в инструментальном треке The Holdout / Speed Breaker.

Пиком альбома можно считать чувственную кантри-фолк балладу Pieces of You, в которой талант Солли как текстовика усиливается вокальной подачей.

Недостатки. Как и многие увлекающиеся одаренные люди, Бен Солли, с его тягой к экспериментам, спотыкается на том, что пытается строить концепт ради концепта. Такие треки, как все тот же The Holdout / Speed Breaker, будто созданы в результате долгих часов поисков в пыльных музыкальных архивах. Несмотря на оригинальность подхода, например, Emily’s Song с ее барочными элементами, отдельно от альбома звучит как отреставрированная запись времен Гражданской войны. Безусловно, частично в этом оживлении традиций и лежит концепт Ben Sollee and Kentucky Native. Но проблема в том, что в какой-то момент на нем же все и замыкается.


Songhoy Blues – Resistance

Desert Blues / African traditional

MI0004232434

Songhoy Blues – это один из тех случаев, когда музыка становится необходимостью. Во время гражданского конфликта на севере Мали в 2012 году, многие жители со своими семьями были вынуждены перебраться в более спокойные южные города. В одном из них – Бамако – и образовалась группа Songhoy Blues, которая со своим пустынным блюзом дебютника Music In Exile в 2015 году ворвалась в мировые фестивали. Успех первого альбома Songhoy Blues закрепили в июне этого года с выходом Resistance. Продюсером пластинки стал Нил Комбер (M.I.A, Goldfrapp, Django Django).

7,5/10

Достоинства. Resistance – это попытка показать Западную Африку в совершенно иных красках, нежели ее воспринимает большинство людей через массмедиа. Вокалист Алиу Туре воспевает Мали, отдаляясь от политических и гражданских распрей. Смешивая афрофанк 70-х с ритм-н-блюзом и хип-хопом, Songhoy Blues говорят на понятном максимально широкой аудитории музыкальном языке. Каждый трек пропитан энергией, перед которой сложно устоять. В конце концов, сам Игги Поп зовет в путешествие по прекрасной пустыне на Sahara, а детский хор на One Colour пробирает до мурашек.

Недостатки. Первый альбом Songhoy Blues Music In Exile стал зеркалом тех лишений и драматических событий, которые пережил сонгойский народ в последние годы. Этническая составляющая преобладала над фанк-ритмами, вела группу в их попытке высказаться. На своей второй пластинке Songhoy Blues вобрали в себя культурные элементы всех тех мест, в которых им удалось побывать во время гастролей. Мелодический диапазон стал шире, богаче.

Но этот же прогресс и размыл нерв, который был у Songhoy Blues ранее. Resistance в какие-то моменты уходит в клише. Для того, чтобы услышать это, не нужно ходить вглубь альбома – достаточно включить первый трек Voter и дождаться появления RHCP-шной стилистики.