1110x80

7 отличных зарубежных альбомов февраля, которые вы могли пропустить

Автор: Артем Рисухин 1 1550

Наконец-то, после аскетичного января, музыкальный стол ломится от сочных, потрясающих релизов. Их было по-настоящему много, и мы более чем уверены, что до многих из них вы так и не успели добраться. Не беда. Артем Рисухин выбрал 7 альбомов, послушав которые вы сможете поддержать свое реноме меломана-интеллектуала с музыкальными изюминками в кармане.

Bing & Ruth – No Home of the Mind

Avant-classic/ Ambient/ Minimalist

MI0004191952

Когда в середине 2000-х Дэвид Мур (в то время – студент джазового отделения Новой школы в Нью-Йорке) решил вынести свою одержимость авант-классикой в массы в виде проекта Bing & Ruth, его треки были слишком нишевыми даже для инди-музыки. Рынок был поглощен инди-роком пошива Arctic Monkeys и The Kooks, дэнс-панком и нью-рейвом. Лейбла, которой бы собрал под своей крышей Нильса Фрама, Питера Бродерика и Любомира Мельника, еще не существовало. Тем удивительнее, как раскатилась волна этого музыкального направления за почти 10 лет. Lo-Fi, фортепианный эмбиент и современная классика приобрели элитарную массовость.

Этот всплеск популярности вывел Bing & Ruth на новый уровень – их третий студийный альбом No Home of the Mind вышел 17 февраля на легендарном лейбле 4AD. С музыкальной точки зрения есть некая ирония в том, как с экспансией самого жанра видение и концепт Мура сжались: например, от ансамбля из 11 человек на первом альбоме, до пяти на последнем. Но что важнее, его музыка стала плотнее, динамичнее и, как Дэвид планировал с самого начала, кинематографичнее.

Сложно не проводить параллели между Любомиром Мельником и Дэвидом Муром уже с первых арпеджио Starwood Choker. И чем дальше вглубь альбома, тем более усиливается это сходство. «Непрерывная музыка» в варианте Мура задает динамику альбому и на Scrapes, и на Form Takes в моменты, когда альбом начинает уходить в фоновость. Между тем именно в ней отчетливо слышно, насколько заполняют собой все пространство остальные четыре музыканта проекта. Фортепиано Мура может перетягивать одеяло во время его каскадных партий, но на более эмбиентных As Much As Possible и Is Drop оно уходит на задний план.

Важно, что при всей опасности упасть в бесформенность, Bing & Ruth хорошо чувствуют драматургию и правильно распределяют вес. No Home of the Mind не давит эмоционально, несмотря на весь окрас этих эмоций. А главное, альбом максимально приблизил Дэвида Мура к его целевой аудитории, при этом сохранил изначальную индивидуальность.

8,5/10


Ryan Adams – Prisoner

Alternative country/ Rock

MI0004191982

В альт-кантри всегда было много ярких личностей. Начиная с Грэма Парсонса и заканчивая Дэвидом Юджином Эдвардсом и Люсиндой Уильямс. Мало кто так бросался из одной музыкальной крайности в другую так, как Эдвардс. Разве что – Райан Адамс. Из канонической альт-кантри группы Whiskeytown в сольное плавание к берегам Грэмми-номинаций и коммерческому успеху, к созданию своей бэк-группы The Cardinals, к sci-fi метал альбому Orion (2010), к выпуску кавер-альбома на Тейлор Свифт… Это максимально странное музыкальное путешествие длиной в более четверть столетия, наконец выровнялось в курсе на новой работе Адамса – Prisoner.

Иногда на своих концертах Райан говорит публике: «Спасибо, что решились на полтора часа окунуться в печаль». И это правда – глупо было бы утверждать, что Райан пишет с поп-задором, и до черта жизнеутверждающе. Нет, в его песнях почти всегда есть какая-то личностная боль, дилемма и поиск. Что важно – в них всегда есть искренность. Так было на дебютном альбоме Heartbreaker (2000), целиком посвященного разрыву отношений. Так было и на ключевом для Райана Gold (2001), на Love Is Hell (2005) и даже на одноименном альбоме 2014 года. А потом был развод с женой, кавер-альбом 1989 и музыкальное отчаяние, итогом которого стала чуть ли не одна из лучших пластинок Адамса за десятилетие.

Prisoner – наиболее выхолощенный полноформат Райана за многие годы. И это идет ему только на пользу. В плане продакшна и самого концепта все смотрится и слышится так, как должен звучать Адамс с его музыкальным багажом в 2017 году. Да, здесь много заигрываний с классическим роком 80-х. Есть даже нескрываемая отсылка к Спрингстину на Outbound Train. Но альбом не скатывается во вторичность, как это было на Rock’n’Roll (2003). Он напорист на Anything I Say To You Now, Do You Still Love Me? но тут же балансирует классическим Адамсовскими To Be Without You и Broken Anyway.

Райан один из самых проникновенных текстовиков 2000-х. И на Prisoner он все еще в прекрасной форме, которая периодически пусть и перекрывается тяжеловесными аранжировками, но потрясающе живо доносит все терзания музыканта. «As the fire burns around us in the dark, one part is the world and one’s my heart», – не стоит ждать, что Prisoner повторит успех первых двух альбомов. Эта пластинка сделала самое главное – вынула из-под вороха сомнительных экспериментов последних лет талант Райана Адамса.

8/10


Meat Wave – The Incessant

Punk/ Post-punk

MI0004175699

Продолжают тему разрыва отношений представители чикагской панк-сцены Meat Wave. Это трио появилось на свет в 2011 году усилиями Криса Саттера (вокал/гитара), Джо Гaка (бас), и Райана Визняка (барабаны). Уже через год после основания группа выпустили свой первый одноименный альбом. С такой же дикой энергией, которая била на дебютнике, завертелся и маховик музыкальной карьеры Meat Wave. Не успели они опомниться от туров по США и Великобритании, как в 2015 оказались на лейбле Side One Dummy со вторым альбомом на руках. Пластинка Delusion Moon (2015) была построена вокруг лунных циклов и психологических отклонений с ними связанных. Волна эмоций на Delusion Moon вздымалась еще сильнее, чем на дебютнике. Здесь не было места сильным перепадам динамики, каждый трек бил, кусался и молотил.

И возможно, третий альбом вышел бы более спокойным. Но депрессия и прервавшиеся 12-летние отношения Саттера с его девушкой дали «зеленый свет» неистовству. А продюсер релиза, Стив Альбини (тот самый, который работал с The Stooges, Nirvana, Sparklehorse и так далее), позволил этой ярости расплескаться по максимуму. Пластинка The Incessant – как антидепрессант, который вкалывают прямо в сердце. Легче от него не становится, но и о ментальной боли забываешь. Нервный, местами предельно хаотичный релиз, мешающий в себе и пост-панк и гаражный панк и все, что горит, начинается с бескомпромиссной ярости To Be Swayed и прокладывает ее моторик-ритмы через весь альбом. The Incessant периодически захлебывается в криках Саттера и сбивках, которые здесь на каждом шагу. В какие-то моменты наступает передышка в бое Саттера с самим собой же, и из шума и динамики выплывают более стеклянные, но от этого не менее тревожные No Light и Birdland. А затем все окончательно погружается в шум и ярость Killing The Inscessant, чтобы внезапно в самом конце закрыть альбом чистым риффом акустической гитары.

The Incessant увел Meat Wave от погружения в концептуализм и поиск форм. Группа взяла живые эмоции, оголенный панк, острые риффы, шум и выжгла этим начисто кварталы памяти и переживаний. Катарсис, как он есть.

7,5/10


Peter Silberman – Impermanence

Ambient/ Minimalist/ Slowcore

MI0004186248

Один из самых жутких страхов практически любого музыканта – перестать слышать. Для вокалиста нью-йоркских инди-рокеров The Antlers – Питера Силбермана, эти страхи стали реальностью три года назад. Незадолго до выхода последнего альбома The Antlers Familiars Питер оглох на левое ухо. Непрекращающийся звон и шумы заставили его покинуть музыкальную сцену и грозили поставить точку в карьере. Так наступили почти два года вдали от давящих децибел, в борьбе за слух. Год назад шум начал уходить, и восстанавливающийся Силберман вновь сел за музыку. Альбом Impermanence стал самым важным для Питера именно потому, что на этой пластинке музыкант учился слушать и слышать почти заново. В свою очередь, она стала важной для всех нас, потому что позволяет взглянуть в мир Силбермана гораздо лучше, чем за все 11 лет в The Antlers.

Impermanence – это шесть минималистичных слоукор треков, в которых та самая тишина, сковавшая Питера Силбермана, теперь стала отдельным инструментом. На заключительном заглавном треке альбома музыкант отдает ей очень много пространства, взамен собственного вокала. Равно как и на открывающем релиз 8-минутной Karuna, в первые три минуты которой из тишины рождаются робкие гитарные паттерны, а затем появляется голос Питера, будто исследующий новую-старую музыкальную реальность.

В основе всех шести песен лежат гитара и вокал. Этот минимализм позволяет Силберману акцентировать внимание на деталях звука, на атмосфере и на откровенных текстах «When the room grew loud/ I learned to stand in back/ Behind the crowd/ Dam canals with cork/ Like I never heard New York».

Impermanence – это выпускной экзамен для Питера Силбермана. В своих интервью он говорит, что пока не хочет возвращаться к The Antlers, готовит новые проекты. Альбом стал началом нового этапа с новой философией и новым подходом. Он создан из тишины и для тишины. Именно так его и нужно слушать.

7,5/10


Syd – Fin

R&B/ Neo Soul/ Hip-Hop

Syd-Fin-1485878406

К своим 24 года Сидни Беннетт, она же Syd, четко усвоила принцип «больше дела, меньше слов». Сначала она показала себя как талантливый DJ/Producer в группировке Odd Future, затем вместе с Мэттом Маршиансом ворвалась в Грэмми номинации в рамках R&B проекта The Internet. И все это время Syd оставалась в тени, чтобы в феврале этого года выдать на-гора один из лучших R&B альбомов месяца – Fin.

Дебютный сольный релиз стал своевременной и сильно заявкой от Syd. Наконец, именно здесь воздух в ее вокальной подаче стал тяжелее ровно настолько, чтобы сделать голос уверенней. Именно таким он звучит уже на первом Shake Em Off, огибая индустриальные биты и рваную мелодику. И тут же, на втором Know, Syd отходит от фрустрированности Shake Em Off к соблазняющим рифмам с почти ангельским вокалом и плотнымим синтами: «Cause you know how I like it babe, let’s do this in private baby». В ее R&B чувствуется влияние и Эрики Баду и Алии – больше вдохновенность и цитирование, нежели подражание. Яркими примерами служат почти невесомый трек Drown in It и баллада Smile More.

Сексуальности в этом альбоме очень много. Это вообще свойственно Syd. В отличие от ее коллег по R&B цеху, она не уводит свою гомосексуальность в тень творчества, но строит вокруг нее свои тексты. Сексуальная энергия здесь неприкрыта, но не гипертрофирована. Иронично, как Syd объективизирует женское тело в своих треках подобно тому, как это делают мужчины-исполнители в этом жанре. Пожалуй, своего пика эта сексуальная энергия достигает на перегруженном синтами и трэпом All About Me.

Треки Over и Dollar Bills выдают, что это Fin – не до конца сольная работа, ведь Syd прибегает к помощи своих коллег из The Internet. Но даже в этих небольших коллаборациях отчетливо слышно, как далеко она шагнула, как раскрылась. Беннет называет свой альбом переходным. И таким он по сути и есть. На Fin не заканчивается The Internet (особенно с учетом присутствия участников на альбоме), но определенно начинается Syd как самостоятельная творческая единица. И ей однозначно уготовано яркое будущее.

8/10


Sun Kil Moon – Common As Light And Love Are Red Valleys Of Blood

Indie Folk/ Folk Rock

MI0004195387

Марк Козелек не любит давать интервью. Он не любит, когда его не слышно на концертах из-за рокеров (скандальная история вражды Козелека и The War On Drugs). Марк не всегда подбирает выражения, когда обращается к журналистам и фанатам. А еще вот уже более двадцати лет он пишет одни из самых прямолинейно-откровенных песен в инди-музыке. Начиная с ключевой для жанра слоукор группы Red House Painters и заканчивая своим сольным полуакустическим проектом Sun Kil Moon.

Козелек потрясающий рассказчик. Его полуречитатив, дабл-трек и монотонный перебор по нейлоновым струнам нельзя спутать ни с кем. Равно как и тексты, в которых порой проходит вся жизнь (достаточно вспомнить Carissa из альбома Benji (2014)). Что на April (2008), что на Among The Leaves (2012). Однако, на последних трех альбомах Марк начал обретать себя в речитативной мемуарности. И если Benji был интимным, с переживаниями через край, то прошлогодняя коллаборация с Jesu стала самым размашистым чтением автобиографических опусов в истории Sun Kil Moon. Местами шугейзовая, местами трип-хоповая, с привлечением гостей вроде Брока из Modest Mouse и Рейчел Госвелл из Slowdive, эта запись должна была стать пиком всего невысказанного. Но не стала. Как выяснилось, у Марка есть еще материала на двойной альбом хронометражем в два часа – Common As Light And Love Are Red Valleys Of Blood.

16 песен, которые представляют собой альманах событий, взволновавших Козелека и пропущенных им через свое творческое нутро. От победы Дональда Трампа на Lone Star до террористических атак во Франции на Bastille Day. God Bless Ohio – погружение в реальность среднего класса США. А в Philadelphia Cop Марк глумится на хипстерами почем зря. Common As Light… – бесспорно самый политизированный релиз Козелека, в котором, тем не менее, есть очень много места личному.

Что касается продакшна, то на альбоме фокус сильно смещается с привычной для Sun Kil Moon гитары на другие инструменты. К слову, почти все они были сыграны самим Марком (при помощи, если не соучастии, бывшего ударника Sonic Youth – Стива Шэлли). И это чувствуется больше всего на God Bless Ohio, где партия бас-гитары перекрывает все на свете.

С годами Козелек превратился в барда, в «Гомера» с нейлоновой гитарой, который поет о том, что попадает в его обозримое пространство, делится воспоминаниями и переживаниями. Проблема в том, что эта форма начинает не только повторяться, она начинает съедать саму себя. Марк будет еще долго собирать вокруг себя преданных фанатов, жаждущих новых историй, но новую публику эти 10-минутные опусы по типу Philadelphia Cop будут все больше повергать в ужас своим хронометражем и монотонностью.

В то же самое время, как ни парадоксально, но именно такие треки, как Philadelphia Cop, God Bless Ohio и Bergen to Trondheim делают эту запись пусть не такой сильной, как Benji и Universal Themes, но несомненно достойной в дискографии Sun Kil Moon. Это новый классический Марк Козелек, с которым нам всем теперь жить.

7/10


Sherwood & Pinch – Man Vs Sofa

Electronic/ Dub/ Garage/ Dubstep/ Raggae

MI0004195763

Для даба, как музыкального направления, вклад Эдриана Шервуда колоссален. Будучи чуть ли не самой влиятельной фигурой рэгги сцены Великобритании, в 80-е Эдриан на своем лейбле On-U Sound смешивал коктейли из даба, рока и дэнса в таких новаторских пропорциях, что эти эксперименты потом эхом отдались в последующих поколениях электронной музыки и не только. Влияние Шервуда распростерлось и на другие жанры: он продюсировал и работал над треками Depeche Mode, Einsturzende Neubaten, Cabaret Voltaire, Skinny Puppy, KMFDM и Nine Inch Nails.

Pinch (Роб Эллис), в свою очередь, ветеран дабстепа, известный своей любовью к кросс-жанровым опытам. Сложно переоценить вклад Эллиса в развитие самого дабстепа – он один из ключевых музыкантов этого направления. Чего только стоит его трек 2006 года Qawwali, ставший каноническим. Легендарный лейбл Tectonic, основанный Эллисом в 2005, помог провести мост между дабстеп-музыкой и техно сценой.

Стоит ли говорить, что первая полноформатная коллаборация между Шервудом и Эллисом в 2015 вызвала ажиотаж. Дебютный совместный альбом Late Night Endless был безусловно тепло принят публикой, но ему определенно не хватало единого вектора. Это был шоукейс опыта двух поколений. И только на новом релизе Man Vs Sofa и Эллис и Шервуд ушли от своих творческих эго в музыкальные дали, куда они в сольном формате, по признанию самих музыкантов, никогда бы не пошли.

Man Vs Sofa непредсказуем в своих звуковых ландшафтах. Он начинается с угрожающего суббаса и синтов Roll Call и перерастает в нервный бит и пульсацию Itchy Face, скачет по фортепианным клавишам Midnight Mindset, а потом перехватывается еще одной культовой личностью даба – Ли Скретч Перри (благодаря Перри этот стиль и получил развитие в 60-х) на обрамленном медными духовыми треке Lies. Man Vs Sofa проходится и по индастриал техно, и по дэнсхоллу, хаусу, электро. Но Шэрвуд и Эллис не сваливают все в одну кучу, не делают клаейдоскоп. Они пытаются с помощью этого инструментария нащупать новые музыкальные почвы: обрабатывают классику Рюити Сакомото на Merry Christmas, Mr. Lawrence; уносятся в модуляцию на битах в Retribution. Man Vs Sofa – футуристический альбом. Это некий прыжок веры, опыта и новаторства в музыкальные паттерны завтрашнего дня.

8,5/10