1110x80

7 отличных зарубежных альбомов января, которые вы могли пропустить

Автор: Артем Рисухин 1 4651

Несмотря на то, что январь не был полон громких релизов, он определенно покорил не количеством, а качеством. Артем Рисухин собрал 7 стоящих релизов, которые вы могли пропустить, забыть прослушать или забыли послушать еще раз.

Avec le Soleil Sortant de Sa Bouche – Pas Pire Pop, I Love You So Much

Krautrock/Funk, Avant-Garde

MI0004166186

Мы уже не раз говорили, насколько канадская музыкальная сцена разнообразна и плодовита. Особенно Монреаль с его Arcade Fire, Grimes, Godspeed You! Black Emperor, Wolf Parade, Handsome Furs и даже, простите, Man Without Hats. А теперь представьте, что в этом музыкальном котле рождается супер-группа из кусков обласканных вниманием коллективов Panopticon Eyelids, Pas Chic Chic, Red Mass, Set Fire to Flames и Fly Pan Am. Как вы думаете она будет называться? Правильно – Avec le Soleil Sortant de Sa Bouche (название переводится как “Вместе с солнцем покидающим его рот”). Что будет этот квартет играть? Верно – краут-фанк, что же еще. Avec le Soleil очень долгое время был местной музыкальной легендой благодаря бесшабашным концертам. До тех пор, пока в 2014 дебютный альбом Zubberdust! Не вывел группу в свободное плавание по международным музыкальным акваториям. Краутрок в нем становился чуть ли не мантрой, в которую группа вплетала и электронные текстуры и афро-ритмы. Спустя еще три года монреальцы вернулись с Pas pire pop, I Love You So Much.

Если дебютный релиз был, по сути, компиляцией всех джемов и идей, которые выжили за три года концертов и тусовок, то второй альбом стал попыткой движения не просто вперед, но во все возможные стороны. Avec le Soleil Sortant de Sa Bouche остаются верны краут-фанку, но пропитав им холст своей новой работы, наносят немыслимые краски. Группа амбициозно широко охватывает жанры. Это динамичный калейдоскоп, который сходу набирает обороты в лупах и наваристом хоре трека Trans-Pop Express, периодически грозящего сорваться в электронную кашу. Спустя десять минут гитарные стаккато Alizé Et Margaret D Midi Moins Le Quart. Sur la Plage, Un Palmier Ensanglanté и афробит раскачивают пластинку до состояния, в котором группа чувствует себя лучше всего – транс-поп. 20-минутный забег по пяти частям трека Tourner incessamment dans éclatement euphorique de soi / Road Painting Ahead – это кульминация пластинки и ее развязка, в которой шум, вокал и синты переплетаются в гипнотическую мелодичность.

Есть группы, которые мы берем с собой в дорогу. Но Pas Pire Pop, I Love You So Much это Avec le Soleil Sortant de Sa Bouche берут в путешествие вас.

7,5/10


Throwing Snow – Embers

Electronic, Dance, Dubstep, IDM

MI0004161488

Амбиции британского электронного музыканта и продюсера Росса Тоунза уже давно вышли за рамки музыки. С жадностью передвигаясь от юношеского драм-н-бейса к musique concrète, от трип-хопа к дабстепу и пост-року, Росс основал лейблы A Future Without и Left Blank для экспериментальной и танцевальной музыки. В 2012 ему стало мало и этого, тогда возник лейбл Snowfall, который Тоунз планировал превратить в медиа-аутлет: видео, иллюстрации, музыка, одежда. Параллельно с этим, музыкант теперь продюсирует и читает лекции о звукорежиссуре. Сложно сказать, сколько у Росса часов в сутках, но ему удается выкраивать время, чтобы создавать свободную от жанровых шаблонов и привязки к 140 bmp электронику. Его сольный проект Throwing Snow именно об этом.

Дебютный альбом 2014 года Mosaic был назван так не случайно. Это довольно храброе, изначально некоммерческое смешение акустики и электроники, DIY-подхода (отдельные дорожки Тоунз вообще писал на айпэде). Рожденный из эстетики панка, фолка и пост-рока, этот альбом был бережно упакован в электронику, хаус и гэридж. А в январе этого года вышла вторая пластинка – Embers, в которой вместо мозаики дебютника появился цельный концепт. Embers – это, по сути, одна сюита, в которой даже звуки окружающего мира играют свою роль. На этом релизе Росс обходится без вокала, тем не менее, музыканту удается соблюдать драматургию в течение всех 14 треков. Здесь Cantor’s Dust из размеренности переходит в рычащий бас, гэридж Helical в эмбиентные лупы Glisette. Диско, дабстеп и даунтемпо – Тоунз не просто пытается разнообразить ландшафт, но исходит из творческого видения и органичности. Главным треком альбома, пожалуй, можно назвать семиминутный Cosms с его множественными слоями, ритмами и монументальностью.


7,75/10


William Basinski – A Shadow in Time

Electronic, Ambient, Avant-Garde

MI0004166727

Без Брайана Ино не было бы Уильяма Басински. Как неоднократно говорил в своих интервью сам Басински, Джон Кейдж открыл для него поле экспериментов, но именно Music for Airports Ино послужила толчком и мотивацией. В начале января у Ино вышел 26-й студийный альбом Reflections, в котором больше чем когда-либо, слышно, насколько зацикливается Брайан на собственном же концепте бесформенности и превалирующей фоновости эмбиента. Тем интереснее наблюдать, куда Басински пришел в своих поисках.

В 2002 году Disintegration Loops стал одним из самых эмоциональных произведений, посвященных трагическим событиям 9/11. В музыкальной рефлексии Уильяма не было места фоновости, в его лупах были чувства. Спустя пятнадцать лет путешествий и почти два десятка альбомов, Басински вновь нащупал оголенный нерв и протянул его сквозь свою работу.

Даже если бы на A Shadow In Time не было трека, посвященного Дэвиду Боуи, это работа была бы ни на грамм менее ценной музыкально. Однако, именно 20-минутное полотно For David Robert Jones делает альбом одним из самых красивых релизов января. Сэмплы из песен Боуи слеплены в завораживающие лупы, которые по мере развития песни превращаются шум, только чтобы к концу трека стать диссонирующим звонким «голосом» посреди расплывчатого фона.

Заглавный трек альбома погружает в совершенно иную, обволакивающую среду. Здесь уже нет любимых кассетных лупов Уильяма – музыка писалась на синтезаторах. И в тот момент, когда из-под низких частот, на пульсации которых раскладывался ландшафт записи, начинает просачиваться фортепианная партия – он пробирает окончательно и бесповоротно. A Shadow In Time – одна из лучших работ Уильяма Басински. И определенно, один из лучших эмбиент-релизов десятилетия в целом.

9/10


Loyle Carner – Yesterday’s Gone

UK Hip-Hop

MI0004160369

Хип-хоп может быть пустотело быстрым как у Tech9ne, назидательно проповедническим как у KRS-One, остроcоциальным как у Кендрика, разрываться бомбой как у Run the Jewels. А еще хип-хоп может быть необычайно личным, лишенным пафоса. Именно таким его видит Лойл Карнер, выпустивший 20 января возможно лучший британский хип-хоп альбом последних лет. Хотя, по другую сторону Атлантики он более чем самобытен. Как минимум потому, что в этом релизе изначально мало Америки, и дело даже не в акценте. Yesterday’s Gone выкован в улицах южной части Лондона, собран из переживаний 21-летнего Карнера, пропитан меланхолией. Лойл не строит повествование на общих образах, не заглядывает в чужие окна с ухмылкой.


Начиная с проникновенного вступительного трека The Isle Of Arran, умело украшенного госпеловским хором, мы все больше и больше будем погружаться в полумрак спортивного зала, где проходит сеанс психологической терапии. И от этого неловко, потому как слишком честно. Но именно это и подкупает. То, как вовремя вступает саксофон на Ain’t Nothing Changed, как слишком ностальгически Лойл рассказывает о 90-х в NO CD, как без напускной патетики поднимается тема рака в Mrs C. Между джазовых полутонов и R&B грувов Лойл Карнер пытается говорить о том, о чем не может молчать: о семье, о друзьях, об алкоголе и своем синдроме дефицита внимания. Кто-то однажды сказал: «Для того, чтобы альбом достучался до тысяч людей, его нужно писать, будто для десяти человек». Это довольно спорный метод, но он чертовски хорошо сработал для Лойла Карнера.

9/10


Ty Segall – Ty Segall

Garage Rock, Indie Rock, Lo-Fi

MI0004183119

Порой возникает ощущение, что 29-летний Тай Сигалл застрял в сценарном лупе фильма «Адреналин»: чтобы оставаться в живых, ему необходимо неустанно писать музыку. И несмотря на явную симптоматику графоманства, таланта Сигалла хватает, чтобы не делать бессмысленные песни. Мульти-инструменталист, автор-исполнитель, продюсер – количество андеграундных проектов, в которых Тай участвовал или создавал за последние десятилетия, до неприличия обширна. Но будь то гаражный рок, нойз или психоделия, Сигалл всегда подходит к звуку с нескрываемой любовью.

27 января вышел 9-й студийный альбом Тая Сигалла, бесхитростно названный… Ty Segall. Второй раз в дискографии музыканта, после дебютника, появляется одноименный релиз. Уже сам этот факт говорит о том, насколько важна эта работа для Тая. По его словам, на пластинке собран лучший материал на сегодня. И в отличие от прошлогоднего Emotional Mugger, созданного в аскезе, Тай вернулся к классическому набору музыкантов соучастников, а продюсером пригласил легендарного Стива Альбини. Эти факторы, скорее всего и стали определяющими для целостности альбома. В нем нет стилистических экспериментов, навязчивых трешевых идей.

Ty Segall не дает ничего нового после глэма Manipulator, помпезного дуракаваляния на Emotional Mugger или громкого Slaughterhouse. И да, вступительный трек альбома Break A Guitar звучит как Kinks копирующие Drive My Car, в Take Care (To Comb Your Hair) слишком много попсового света, но где-то в джазовых импровизациях и металлических риффах Warm Hands (Freedom Returned) и находится тот самый важный момент в карьере Сигалла – баланс. Точка равновесия, в которой отчетливо видно, что помимо таланта, плодовитости и музыкального голода, Тай прекрасно контролирует режим полета своей творческой мысли.

7,25/10


Tift Merritt – Stitch of the World

Americana, Folk, Singer/Songwriter

MI0004183210

Расслабьтесь на минутку. Сейчас вы – автор-исполнительница, которой только исполнилось 40. Вы смотрите на утесы из арендованной на берегу Клифорнийского залива хижины. Смотрите на звезды, рефлексируете о своей музыке, которая, как теперь известно, немыслимо повлияла на американу и альт-кантри в нулевых. И вам кажется, что этот пейзаж и этот мир сшиты самым удивительным образом в одно целое. Только где проходят швы этой реальности? И почему вы не можете их контролировать?

Именно эти мысли и легли в основу альбома Тифт Мерритт Stitches of the World, который вышел 27 января. (Все, вы уже можете снова возвращаться в свое бренное тело). Мало кто из сингеров-сонграйтеров умеет писать песни в форме рассказов. Это редкий дар, которым Мерритт покорила публику еще со времен выхода своего дебютного альбома Bramble Rose в 2002. Это был альманах историй, пропущенных через призму эмоций 27-летней Тифт, украшенных ее потрясающим вокалом. Мерритт очень часто сравнивали с Джони Митчелл, и это было вполне обосновано – влияние канадской легенды слышно во всей дискографии Тифт.

Сейчас, спустя пятнадцать лет с момента выхода дебютника, Тифт – все такая же талантливая рассказчица. Ее голос все так же завораживает, когда она поет о разводе, переезде в Северную Каролину, о рождении дочки (часть альбома Тифт записывала в последние месяцы беременности). Ее экзистенциальные тексты не горчат обидами, в музыке Stitches of the World невероятно много света. Альбом открывается беспечной блюзовой Dusty Old Man и уже на My Boat превращается в жизнеутверждающий гимн. Красочные аранжировки заглавного трека почти незаметно переходят в около-роковый трек Proclamation Bones. Но одним из главных сокровищ альбома являются последние три трека, написанные Тифт вместе с Сэмом Бимом из Iron & Wine. Это альт-кантри триптих из чувственности исполнения и пейзажности текстов. Сложно сказать, нашла Тифт ответы на свои вопросы, заданные тем вечером у залива. Ясно лишь, что ее музыкальный мир соткан без единого шва. И этим она никогда не устанет покорять.

8,5/10


Mark Eitzel – Hey Mr Ferryman

Alternative, Singer/Songwriter

MI0004183212

Конец 80-х и начало 90-х выкрутили тумблер громкости в музыке и сделали шум самостоятельным инструментом. Меж гитарного фузза и сорванных глоток с одной стороны и утопленной в ревербе отрешенности – с другой, акустической камерности было выделено катастрофически мало места. Она ушла на отшиб музыкального рынка, но именно там расцвела в нечто совершенно прекрасное (еще до инди-фолка испохабленного хипстерами 00-х) – слоукор и сэдкор. Codeine, Red House Painters, чуть позже – Low, и конечно же – American Music Club. Так и не попавшая в мейнстрим, горячо любимая критиками, American Music Club, во главе с Марком Айтцелом, не просто размазывала меланхолию по струнам, но создавала эклектику, понемногу воруя у разных жанров, удобряя музыкальную почву потрясающими текстами. В 1995 году группа распалась и Марк занялся сольным творчеством. От высот взятых в 1997 до низов в нулевых – синусоида Айтцела прошла через 10 альбомов.

Новая пластинка Hey Mr. Ferryman вышла 27 января, чтобы стать самой основательной, самой утонченной и плотной по звучанию работой Марка за последнюю декаду. Образ паромщика в названии раскрывается в первом треке The Last Ten Years – это подобие древнегреческого Харона. Только вместо монет у Марка – песни. В потрясающе сочных аранжировках Бернарда Батлера из Suede Айтцел максимально раскрыт как вокально, так и в текстах. От пробирающих строф о домашнем насилии в Nothing And Everything до трогательного посвящения трагически талантливому Джейсону Молине в The Singer (For Jason Molina). Hey Mr. Ferryman – это итог и творчества, и жизни: от напора первого трека до балладности Just Because и далее.

Hey Mr. Ferryman написан Айтцелем размашистыми, плотными мазками, оставаясь при этом камерным. Этот альбом – философский этюд, который вполне может стать лебединой песней его создателя. И знаете, это было бы достойное завершение карьеры.

7,75/10