Как группа «её» доказала чего она стоит

Четвертого ноября, в пятницу, группа «её» дала первый большой сольный концерт в киевском Atlas. До этого экстравагантное трио (ранее дуэт) можно было видеть только на фестивалях в формате выступления из нескольких песен. Полноценный концерт стал испытанием для группы и неожиданностью для слушателей. Уровень происходящего на сцене впечатлил даже заядлых скептиков.

14939555_566746073532508_2306026365721983734_o

История группы «её» началась задолго до 2016 года. В 2010 году в Харькове родилась группа deliKate, в основе которой оказались солистка Катя Офлиян и барабанщик Игорь Бирюченко. Долгое время с ними играл известный украинский джазовый музыкант Фима Чупахин.

DeliKate играли проникновенное, воздушное инди. Музыку, которая не подразумевала резкости, грубых ходов и выхода за рамки стиля. Но история deliKate внезапно оборвалась. Все записи в социальных сетях исчезли, а на их месте появился загадочный логотип с надписью «её».

«Последние полгода-год существования deliKate у меня было ощущение, что это труп. Мы назывались группой, но по факту таковой не были», — рассказывала Офлиян в интервью LiRoom. Перерождение ударило по аудитории словно обухом по голове. «её» оказались дуэтом «на спортивках» со странной поп-музыкой и, местами, про-феминистическими текстами.

Новый образ и нестандартная музыка пришлись по вкусу аудитории украинских меломанов. «её» начали расхваливать в СМИ и звать на выступления. Вскоре вышел дебютный мини-альбом Фрідом, который тоже был высоко оценен. Но всё это было лишь авансом перед первым сольным выступлением.

14947513_566742816866167_8014955034565017827_n

За час до концерта зал Atlas напоминал пустырь. Пару людей сновали от стенки к стенке, периодически затариваясь алкоголем. На сцене мелькал логотип, а по резким движениям участников команды группы, ощущалось волнение. Но ближе к моменту выхода трио на сцену, зал таки заполнился. До солдаута, конечно, было далеко, но и ощущения пустоты больше не возникало.

На сцене появился барабанщик Игорь, в олдскульных очках и с сигаретой в руках. Охранники засуетились. Игорь продолжал оставаться в образе и не обратил на это внимания. Докурив и потушив окурок, он включил плейбек, под который начал настраиваться басист. Так до конца и не ясно – это был запланированный перформанс или технические неполадки. Впрочем, такое начало логично легло в раздолбайскую концепцию группы.

Катя Офлиян выбежала на сцену в блестящей шали. Блестящей – в буквальном смысле. Включилась ритм-секция, пошла первая песня.

В музыке «её» есть что-то глубинно мрачное. Вся эта эстетика пост-советской Украины, ломанный, слегка «гоповатый» (но очень уместный) видеоряд вместе с напором музыкантов заставляют задумываться о проблемах, которые обычно остаются на задворках сознания.

Музыканты, в свою очередь, выполняют свою функцию безупречно. Живая ритм-секция звучит настолько полноценно, что даже наличие плейбека не смущает искушенного поклонника живой музыки. Офлиян чувствует свои песни, знает как себя вести на сцене, в какой момент отвернуться, а в какой броситься в зал.

14915169_566742813532834_9096791712957909782_n

14732271_566743856866063_3524506191875471239_n

14947550_566744413532674_9126823219924937671_n

Несмотря на то что «её» характеризуют себя как альтернативный поп, за этой завесой скрывается самая что ни на есть рок-музыка: с протестом, злостью, драйвом и долей хулиганства. По большому счету, это и есть тот самый инди-рок, с которого все начиналось. Только не в 2000-х, а в конце 80-х и начале 90-х. Наиболее уместным сравнением может послужить PJ Harvey. Кроме того, «её» не боятся переосмысливать современную культуру и реалии. Это читается как в их текстах, так и музыкальных наработках, в частности, новой англоязычной песне Kateryna, которую сами музыканты окрестили yarmarka party rock.

Сравнение с PJ Harvey всецело оправдалось выходом на бис и единократным использованием электрогитары для исполнения кавера на Who The Fuck. Это был тот случай, когда кавер стал не единственным моментом выступления, когда публика наконец услышала что-то знакомое, а логичным дополнением ко всему происходящему на сцене.

На бис были сыграны Хавьер и еще новая песня Чоловік-муза, на которой большую часть вокала взял на себя барабанщик Игорь.

15002275_566745640199218_3685691919054169633_o

Музыка «её» очень резкая, а сами музыканты, по их образу в СМИ, могут показаться заносчивыми и пафосными. Но на сцене это артисты, которые умело используют музыку и визуальное оформление для того, чтобы у зрителя не осталось сомнений, что он не зря пришел на концерт. Это поп-музыка по форме и рок-музыка по сути. «её» доказали, что хайп вокруг них – не случайность, а закономерность.

Теперь остается только смотреть и предполагать, насколько далеко сможет занести собственный талант и упорство.

Фото: H2D Agency

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.