Группа H.Soror о своем первом туре по Европе: «От 10 до 60 посетителей достаточно, чтобы организовать тур»

Группа H.Soror появилась в 2014 году. Ее основали две девушки: бас-гитаристка Наташа Стил и барабанщица Наташа Пирогова (также играет в группе Krobak). Позже к ним присоединился саксофонист Николай Лебедь (играющий в группе Selma и активно сотрудничающий со многими музыкантами).

Спустя два года с момента основания, имея лишь два EP в дискографии, H.Soror отправились в тур по Европе, вместе с российской группой Shortparis. Концерты прошли в Польше, Чехии, Германии, Голландии и Украине.

H.Soror в Остраве

— Как получилось организовать тур?

Наташа Пирогова: Это было долго. На этот тур у меня ушло где-то полгода жизни. Организация занимала всё свободное время: общение с организаторами, попытки собрать паззл из городов. Поскольку мы ездили в тур с Shortparis и все это делали вместе с их менеджером, нужно было учитывать и их условия.

— Игорь Сидоренко из Stoned Jesus рассказывал, что для первого тура ему пришлось написать сотни писем в клубы. Ему ответили единицы, но этого хватило, чтобы организовать тур. У вас было так же?

НП: Приблизительно, да. Было лишь несколько организаторов, которых я знала еще за счет тура Krobak. Многим писали наугад. Но в итоге получилось так, что те, кто обещал, что организует нам концерт ранее, слились. А те, с кем мы связались впервые, помогли.

— На чем вы ездили?

НП: Мы – на машине. У Shortparis был беклайн (барабанная установка, мониторы, комбоусилители – прим.), поэтому они ездили на мини-автобусе. С беклайном – важный момент, потому что мы на нем тоже играли.

— Европейские клубы не предоставляют свой беклайн, как в Украине?

НП: В большинстве, не предоставляют. Есть клубы со своей аппаратурой, но их мало. Кстати, можете обратить внимание, что большинство европейских команд, которые приезжают к нам, тащат свой аппарат.

— Какой город запомнился больше всего?

Наташа Стил: Каждый город запомнился по-своему. Например, в Берлине нас очень душевно приняли. Арендатор клуба даже не захотел брать денег за аренду, потому что был под впечатлением после концерта.

НП: В Голландии тоже было очень интересно. Было не так много людей, но была очень разношерстная публика. Пришли бабушки и дедушки. И я думала «О ужас! Мы сейчас заиграем свою музыку, и все разбегутся!». Но всем было интересно, всё понравилось, все хлопали.

Там же был один парень, который подошел к нам и рассказал, что узнал о нашем концерте из газеты. Для меня это был шок. То есть он увидел H.Soror в объявлениях в печатной газете, зашел на YouTube, посмотрел видео, ему понравилось, он сбросил ссылку другу, и они пришли на концерт.

В Остраве играли в красивейшем месте. Это большая территория, где находятся шахты и заводы начала двадцатого века. Концерт был на улице у высокой кирпичной стены с проекцией. Шикарное место и очень теплый прием.

— Сколько людей ходило на ваши концерты?

НС: Максимум был 60, а минимум был – 10.

— То есть такого количества посетителей достаточно, чтобы ехать в тур?

НС: Одной группе – да. Если бы ездили только Shortparis или только мы, было бы достаточно. А так мы ушли в небольшой минус.

Но мы были готовы к этому. Мы думали, что потратим больше. Боялись, что людей не будет, нас все-таки там никто еще не знает. Но все получилось даже слишком хорошо для первого тура.

— На ваши концерты ходили представители диаспоры?

НС: В том и дело, что диаспоры не было. Только в Праге было много русскоговорящих.

— Для вас этот тур – это не возможность заработать, а работа на имидж?

НП: Безусловно, да. Мы и не рассчитывали на прибыль. Нужно было съездить и заявить о себе. Когда будут звать потом, уже сможем просить какие-то условия.

НС: Мы увидели большую разницу между концертами в Украине и в Европе. Там намного серьезнее относятся к организации. Нам показалось, что там организаторов больше заботит хорошее шоу, а не количество проданных билетов.

Мы были поражены, когда в Голландии нам заплатили большую сумму, чем мы оговаривали, накормили, напоили, дали зал, дали звукорежиссера. Круто то, что ты приезжаешь, и у тебя есть ощущение, что ты музыкант. А в Украине пришел, отыграл, еле выпросил денег на такси, и поехал на работу.

Николай Лебедь: Я дуже радий, що почали з’являтися такі лейбли, як Worn Pop і Robustfellow, котрі стараються вивести музику і організацію своєї роботи на зовсім інший рівень, розвивати гурти і сцену загалом. Бо здебільшого, мені здається, що в Україні всі працюють по принципу: хто перший пише – той і йде на поступки.

НС: Ты должен просить, уговаривать, преподносить себя. Этим обычно занимаются музыканты. Хотя вообще музыканты этого делать не должны, они должны писать песни.

— Возникает ощущение, что вокруг Stoned Jesus формируется тусовка групп, которые целятся и выезжают за границу. Это 5R6, которая едет с ними в тур, Krobak, в котором также играет Игорь (Сидоренко, солист Stoned Jesus – прим.). Наташа тоже играет в Krobak. Можно ли сказать, что Stoned Jesus толкает украинскую альтернативную музыку за рубеж?

НС: Нас они не толкали.

НП: Они скорее показывают, чего можно добиться. Сейчас они фуллтайм-музыканты, и это очень круто. У них на год расписаны туры по миру – это тоже очень круто. Но они не одни такие. Есть, например, группа Elephant Opinions, которой очень много лет. Но они не так хорошо известны в медиа. Путь «туда» проложен давно и многими.

НС: Я знакома с Игорем года с 2012-го. Я тогда только начинала заниматься музыкой, смотрела на Stoned Jesus и думала «Класс! Я бы тоже хотела такого добиться».

Поэтому я бы их расценивала как стимул, но не как какой-то паровоз, который тянет за собой группы.

— То есть базу контактов вам никто не сливал?

НП: Был один момент. Игорь собрал небольшой список проверенных организаторов, с которыми у них все получилось хорошо. И мне из этого списка никто не ответил. И это нормально, потому что эти организаторы больше ориентированы на стоунер-сцену.

— Как возникла идея совместного тура с Shortparis?

НП: Год назад они приезжали в Киев, и мы играли концерт вместе. Мы очень подружились и продолжили общение. К тому же их клавишник Саша Гальянов сводил и мастерил наш Live at Mezzanine и будет сводить наш будущий альбом. И в итоге они предложили организовать общий тур.

— Что бы вы посоветовали послушать людям перед тем, как начать слушать вас?

НЛ: Людям, які більше звикли до рокових структур, я би порадив послухати джаз. Бо ми багато імпровізуємо і, якщо глибоко копати, ми ближче до джазу (хоча це дуже спірне питання, так як межі музичних жанрів і стилів давно стерті).

НП: В Берлине один парень после концерта говорил: «Спасибо! Это лучший джазовый концерт в моей жизни!». Мы посмеялись и сказали: «Спасибо, что назвал нас джазом, Колю хоть потешил».

— Кого вы слушаете из украинских групп?

НС: Stoned Jesus, конечно. Trip Inside Me – душечки, наконец-то выпустили альбом.

НП: Мне очень нравится группа Octopus Kraft, у них вышел мощный альбом в этом году. 5R6 очень нравится и My Personal Murderer.

НЛ: Мені подобаються City of Me, bichkraft, Pree Tone, Esthetic Education, Phooey!, «Плюс-минус» — це попередня група Максима aka Cape Cod.

— Как вы считаете, любой украинской группе, поющей на английском языке, стоит пытаться пробиваться в Европу? Или же это все-таки подходит только для альтернативных команд?

НЛ: У нас взагалі текстів немає (смеется).

НС: Тут дело не в жанре, а в упорстве, в том, насколько ты готов жертвовать собой ради этих концертов.

НП: По-моему, не существует критериев, определяющих, можешь ты играть концерты в Европе или нет. Это не должен быть обязательно стоунер или английский язык. Ты берешь и делаешь, вот и всё. Это отнимает все свободное время, но я бы не назвала это жертвой. Потому что это в кайф.

Фото: Евгения Люлько, Kiraigigs