«Нет индустрии. Индустрии, которая мотивирует молодые таланты и заставляет двигаться вперед, развиваться». Интервью с группой Тайна Третьей Планеты

В предверии выпуска нового сингла «Сахар» нам удалось пообщаться с днепропетровской группой Тайна Третьей Планеты. Мы встретились с Артемом Гречкой (вокал, гитара) и Юрием Яхно (вокал, пианино) на Гогольфесте. Поговорили о современном искусстве, днепропетровской тусовке и русском роке.

Ваши впечатления от Гогольфеста 2014?

Артем: На самом деле мы только приехали. Мы успели сходить в главный ангар Гогольфеста и отобрать обложки для будущих девяти синглов. Есть очень талантливый киевский художник Никита Кравцов. Мы попросили его предоставить нам материал для обложек. И вот символично на ГогольФесте занялись их выбором.

С 2008 у вас несколько раз поменялся состав. Почему так?

Чаще всего у нас менялись барабанщики. Андрей играет с нами уже два года и, похоже, настроен прервать эту никому не нужную традицию. Николай Дзяк, который являлся одним из вокалистов, полностью посвятил себя группе Дом Грибоедова. А Максо Грусевич теперь применяет свои умения в группе Гражданин Топинамбур. Мы же рекрутировали на место басиста одного из лучших специалистов в этой области — Ростислава Чабана (ex- И друг мой грузовик…), считаем это крутым трансфером и готовы бороться за самые высокие места в чемпионате.

Группе уже шесть лет и за это время у вас накопился немалый концертный опыт. В одном из интервью вы говорите, что «домом», где вы играли свои первые концерты, стал днепропетровский клуб «Mister&Missis Shmidt»…

Артем: Это отчасти правда, но информация «испорченно-телефонная». Изначально был днепропетровский клуб «Master Shmidt» — фактически родоначальник тусовочного днепропетровского рока.

Юрий: Именно новой волны. Потому что были какие-то старообрядные хард-рок тусовки в других клубах. А «Master Shmidt» — это первый андеграундный клуб, который образовался в начале нулевых, и там выступали просто все: начиная от нас и заканчивая Маша и Медведи, Умка и Броневичок, Мои ракеты вверх и др. Мы там сыграли дебютный концерт, а после — еще несметное количество концертов. Затем у клуба поменялись хозяева, изменилась политика, оттуда выветрился вот этот дух крутой.

Артем: И сейчас эти ребята под псевдонимом Mister&Missis Shmidt пытаются сделать то же самое, но это невозможно. Это был андерграунд. Если туда заходило сто человек, они стояли как селедки, но все чувствовали себя прекрасно.

Юрий: Невозможно не потому, что они какие-то плохие, а потому, что время ушло. Сейчас пришло время других концертных площадок в Днепропетровске.

А какие площадки вам по душе сейчас? Стремитесь к выступлениям на стадионах или все же уютнее в небольших клубах?

Юрий: Все мы стремимся к стадионам. Но если по комфорту, то я предпочитаю или совсем маленькие площадки, на 50-100 человек (тот же самый «Master Shmidt» – негде продохнуть, но это создает очень интересную атмосферу). Или уже большая сцена, где стоит хорошее оборудование, можно все круто настроить. А вот когда огромные клубы с непродуманным звуком и концепцией – не очень нравится.

Существует ли Днепропетровская музыкальная тусовка? Как, допустим, в Харькове: Pur:Pur, Оркестр Че, Бабкин, SunSay и другие. Если да, то что она из себя представляет?

Юрий: Конечно, в Харькове музыкальная тусовка выражена ярко, многие артисты добились успеха и широко известны. В Днепропетровске есть очень крутые коллективы, есть своеобразный костяк и почерк у этих групп, но они не добились широкой известности. Поэтому если я начну перечислять названия – они вам ни о чем не скажут.

Артем: Почему в Харькове так получилось? Потому, что была суперпопулярная группа 5’nizza, которая вытащила часть других групп. В Днепропетровске такой группы не было. Конечно, были в Харькове и k, и Оркестр Че. Они очень крутые, но импульс они получили именно от 5’nizza.

Юрий: Из андеграундных были И друг мой грузовик…, но это другой уровень популярности. У нас есть очень много хороших коллективов, но в основном их материал не выходит за пределы Днепропетровска.

 

Некоторые критики сравнивают ваше творчество с русским роком. Как вам такое сравнение?

Юрий: Нам, конечно, иногда и не такой дурдом говорят: начиная от Уматурман и заканчивая группой Muse. Сравнение с русским роком, честно говоря, слышу впервые. Можно назвать нас какой-то попсой, но русский рок – совсем не про нас.

Кстати, в одной из новых песен мы сделали закос под Цоя, можно ее назвать русским роком. Правда, трек еще никто не слышал.

Артем: Песня изначально была подана как русский рок, но в процессе всех аранжировок и  правок она стала «нерусским роком».

Ваше мнение по поводу молодых групп, которые поют на английском языке?

Юрий: Если человек пишет песни на языке, на котором не думает — это как «высасывать из пальца», «кота за хвост тянуть». Есть такое: верю или не верю. Когда человек переживает, пишет на этом языке, эмоция складывается в стихотворение. Слушаешь и думаешь: «Да! Я понимаю, я верю». А когда: “Вот «to do» можно срифмовать с «You»? — Можно, пойдет»”. Я сразу это вижу и мне неприятно. Правда, есть и исключения. Например, группа Reckoners из Днепропетровска. Они поют на английском, но именно по-английски поют, это чувствуется.

Расскажите о своем сингле «Сахар», и когда ждать новый альбом?

Юрий: Сингл мы очень долго вынашивали. В ночь на 1 декабря мы записали первые дорожки для этой песни. На следующий день у меня родился сын. Это, конечно, повлияло на задержку в работе, но не так сильно, как события в Киеве в ночь разгона Евромайдана. Мы надолго подвесили композицию в воздухе. Недавно ее закончили и вот только презентуем. Это первая песня из нашего нового альбома.

Концепция альбома у нас постоянно меняется, но по состоянию на 19 сентября (дата интервью – ред.) она следующая: хотим выпустить альбом не сразу целиком, а песню за песней. То есть, в виде синглов. Вот как раз и выбирали обложки. У нас стояла задача: каждой песне присвоить обложку. Песня будет выходить с периодичностью полтора-два месяца. Это будут интернет синглы. А потом, когда все соберется в пазл, возможно, выйдет альбом на физическом носителе. У нас долгоиграющий проект для ленивых: чтобы сильно не напрягаться, пишешь одну песню в пару месяцев — и нормально.

И тут напрашивается вопрос: синглы или полноформатные альбомы?

Артем: Время диктует свои правила.

Юрий: Сейчас в потоке новой музыки очень сложно зацепить внимание слушателя. Но мы делаем это по другой причине. Мы делаем это из уважения к песням. Я считаю, что каждой песне нужно уделить внимание. Вот — песня, и хочется, чтобы ее услышали, чтобы ей была присвоена обложка.

Артем: Например. Ты скачиваешь новый альбом какой-то группы. И ты не можешь уделить максимальное внимание каждой песне. Какие-то тебе понравились: 3 из 10. Четвертая-пятая – нет, больше их не буду слушать. Если слушаешь скопом десять песен, в любом случае у тебя есть фаворит.

Юрий: Если выкладывать песни по одной, ты оцениваешь это, как законченное произведение. Не худшая песня на альбоме, а сингл.

Очень влияет на ситуацию то, что записать песню сейчас фактически ничего не стоит. Можно на айпаде наклацать, записать и сразу заливать в сеть. Из-за такого количества спама легко пропустить что-то действительно талантливое. И мы хотим, чтобы каждая наша песня получила как можно больше внимания.

Может ли группа добиться успеха без саундпродюсера и подписания контрактов с лейблами?

Юрий: Мне кажется, что нужно сделать что-то вообще сногсшибательное. Еще очень важна воля случая. К примеру, ролик про кошечку собирает 300 просмотров, при этом такая же кошечка, делая то же самое – 80 млн просмотров по всему миру. И весь мир эту кошечку узнает в морду.

Опять же 5’nizza, последний медиа-взрыв в Украине. Они просто под гитару пели простые песни – и этого оказалось достаточно. Есть группа, которая месяцами пишет альбомы, дудки прописали-удалили, записали скрипки, дописали какой-то хор… Выходят – ничего в этой записи нет, никому она не нужна. Очень большая воля случая.

Саундпродюсер, безусловно, важен, потому что это вкус. Но все равно, мне кажется, что любая песня может добиться успеха без раскрутки, без саундпродюсеров, если попадет в нужное время в нужное место.

Артем: И в нужные руки.

А чего еще не хватает молодым украинским группам помимо случая?

Артем: Денег.

Юрий: Нет индустрии. Индустрии, которая мотивирует молодые таланты и заставляет двигаться вперед, развиваться. Первые полгода-год группа горит, ездит по всем концертам за свои деньги, думает, ну вот сейчас, сейчас… А потом непрофессионализм организаторов, постоянные минусы по гастролям, струны за свои деньги — они натыкаются на быт. И у них начинают опускаться руки. Сколько групп мы с Темой знаем на своем веку: такие хорошие группы, а они просто распались, потому что люди ушли строить дома, это выгодней. Нет скаутов. Во всей Америке и Европе в клубе дал крутой концерт – обязательно тебя заметили, предложили хоть минимальный, но контракт. У нас этот рынок лежит.

То есть, остается только ждать? Ждать пока рынок появится?

Юрий: Конечно. Люди не ходят на концерты. И не потому, что группа плохая. Вот мы когда-то в Донецк приехали – ни одной афиши, никакой информации. Организаторы не просто не рекламируют наш концерт, они его даже скрывают. Приезжаешь, а в зале 10 человек, которые случайно зашли или которые узнали о концерте от нас, на нашем сайте. И возникает простой вопрос: зачем я ехал 250 км? Конечно, мы сыграли и для 10 человек, и нам приятно, что они пришли. Мы стараемся делать свою работу профессионально. Мы репетируем, пишем песни, а следующие звенья в цепочке – организаторы – не всегда ответственны. Можно услышать такое: «Ой, вы знаете, сколько у меня вообще концертов в месяц? Их 60, а я тут должен вам рекламу делать!» Ну, что можно на это сказать?

Ознакомиться с полной дискографией группы, которую можно найти на Bandcamp.

Люлько Евгения

Фото: Олег Самойленко, Василий Осадчий, оф. страница группы