В одной лодке: за что украинские музыканты так не любят украинских журналистов

Разговоры о том, что украинской музыкальной журналистики не существует точатся приблизительно столько же, сколько существует новая украинская музыка. Однако, в последнее время данный тезис имеет под собой все меньшие основания. И я сейчас не про LiRoom.

Не так давно Cultprositr опубликовал список из 10 сайтов, которые с разной периодичностью пишут об украинской музыке. И это далеко не все (еще есть масса пабликов ВКонтакте, например). Авторы этих блогов коммуницируют с музыкантами, музыканты с авторами… И тональность возмущения изменилась.

За последнюю неделю на просторах украинского Facebook возникло сразу несколько постов, в которых началось бурное обсуждение и осуждение работы авторов этих сайтов. В результате, чтобы это все не затерялось в бесконечных тредах, я попросил музыкантов напрямую сбросить мне претензии, которые у них накопились к журналистам и пообещал опубликовать их без ретуши, как есть.

Итого, вот ряд комментариев о том, за что украинские музыканты так не любят украинских журналистов. Публикуем в хронологическом порядке получения отзывов.


Мнение музыкантов

Сергей Слюсарь, бас-гитарист группы Stoned Jesus

Очень печалит порой недостаточная погруженность журналиста в творчество группы, о которой он пишет. Ошибки в названиях команд. Путаница в стилях и тегах. Неактуальные фотографии со старыми участниками или без части состава. Упоминание выбывших участников, вместо нынешних. Тупое копирование инфы из официальной странички группы. Глупые клише типа «хвилі шаленого драйву». Куча постов про депешмод или поздравления дейва грола с днюшкой в паблике про украинскую музыку.

Чрезмерное уделение внимания местному инди-року индитронике и нежелание копать в самобытные и малоизвестные коллективы. А они есть и они крутые.

Печалит когда говорят «стоунер» или когда статья превращается в историю о том, какой журналист классный парень.

Артур Стебловский, бас-гитарист группы Black Balloon

[Я бы попросил журналистов] не зацикливаться на одном-двух стилях и обозревать много разной музыки. И детальней изучать стиль/группу.

Настя Осипенко, солистка группы НастяЗникає

Особисто мене найбільше напружує те, що молодий музикант відчуває якусь таку меншість перед більшенькими фігурами журналістів, постійну підпорядкованість комусь, хто може (повинен?) проявити інтерес.

Бувають неоднозначні ситуації. Наприклад, журналіст пише тобі «скинь пару слів про свій реліз» — а з таким підходом рідко виходить пристойна публікація — і ти не можеш відмовити, бо ніби не маєш права нехтувати увагою до себе.

Бувають просто неприємні ситуації. Наприклад, ви емоційно вкладались і чекали виходу якогось матеріалу, а з ним щось не склалось і вам не пояснили — що робити, знову ставати на нижчу сходинку та перепитувати, мовляв, ну що там, чи буде стаття? Це якийсь постійний стан напруги, постійне заглядання до рота, вичікування чогось.

Також починають дратувати постійні заяви про «три журналісти» або «журналістики немає». Порівнюючи, скажімо, з кіно- чи арт-критикою, можу сміливо казати, що музична критика і журналістика в Україні дуже навіть є. Просто читачі й музиканти часто самі, зрадівши й не встигнувши осмислити, роблять із журналістів/ресурсів культ. Я теж тішусь, коли знаходжу в статтях суголосні мені думки, але десятки репостів з текстом «геніальний X сказав…» — це занадто.

Крім того, мене страшенно дратує те, що жодне видання про культуру не має літредактора і коректора.

Наталья Кривицкая, бывший PR-менеджер музыкальных групп

Больше всего расстраивает снобизм музыкальных журналистов и кумовство. Шанс, что о них напишут, имеют, в основном, те, кто кого-то знает, пришел по протекции, один музыкальный журик другому скинул ссылку, типа «ну-ка зацени» и т.п. «Левые» люди имеют все шансы на игнор.

Пример — я сама писала тебе недавно о своих друзьях, одесской группе Колір, ты меня проигнорил, как и другие журналисты. А Игорь Панасов ответил, послушал и высоко оценил.

Вывод мой: оборзевшие у нас музыкальные журналисты. Типа не барское это дело всех подряд слушать или отвечать. Можно обещать и не сделать, типа мне оно не надо, можно забить на музыканта — типа это ж ему надо, но не мне. Вы пользуетесь тем, что мало кто в Киеве хорошо пишет про музыку, кроме вас. И вы реально много себе позволяете, много неэтичного, некрасивого поведения.

Коллективное письмо от группы Panivalkova

1) Оказалось, что у нас с журналистами разное понимание профессии. Например, пишущий о политике журналист не пишет только о том, о чем ему интересно написать. Иначе мы устанем читать восхваления им одного из политиков и назовем это джинсой. Задача журналиста — показать общую картину происходящего в украинской политике. То же касается музыки. Человек, который пишет о том, кто ему нравится/не нравится — блогер, человек, который старается писать об общей картине и анализировать ее — журналист. (Это наше понимание. Напишите свое).

2) Почему мы требуем интервью на вычитку? Журналисты не удосуживаются проверить факты (название коллектива, песен, имена музыкантов и т.д). Пишут наобум, додумывая эти факты, делая массу ошибок и опечаток (наймите корректора). Музыканты не выпускают недоделанные треки без сведения и мастеринга, так и журналисты обязаны доводить дело до конца. Пример: мы высылаем редактору Cultprostir пресс-релиз на русском, он/она перегоняет его через гугл-переводчик на украинский и на этом работа закончена… Ссылки на примеры можно не давать, т.к. уже поругались и работа исправлена. Это частая ситуация, связанная не только с Cultprostir, просто этот пример самый свежий. (Ваше мнение по этим вопросам)

Если статью, присланную на вычитку, надо переделывать, то ее надо переделывать. Если журналист не умеет писать, ему стоит пойти на курсы повышения квалификации.

Мы также считаем, что имеем право на отбор наших фото, которые будут в публикации.

3) Или не обещайте музыкантам материал, или же выполняйте свое обещание в установленный срок. Эту статью мы вместе с журналистами готовили летом, что очевидно по фотографиям. Она вышла 8 октября.

4) О кастовости по отношению к музыкантам. Представьте, что вы пишете статью не о начинающих музыкантах, а Джамале/Дорне… О звездах вы пишете восторженно, о других — невнимательно и порой наспех… перечитайте ее еще раз и профильтруйте на соответствие вашего описания с реальными фактами о музыкантах

5) Озвучьте вашу политику освещения тех или иных мероприятий; по какому принципу происходит выбор? Презентация альбома — достаточный повод для посещения? Если в этот же день будет концерт ONUKA, где будет ваш журналист? Главный редактор Comma написал нам на фб, что «Квартирник априори не требует медиа-покрытия», правда? Еще раз о кастовости. Если бы это был квартирник Шурова/Джамалы/Пятницы это не требовало бы медиа-покрытия?

Он же пишет «Любое издание, стремящееся быть массовым (Культпростір, Comma), пишет, в первую очередь, о мейнстриме… Для остального есть Музмапа, Лирум, Мьюзик.ин.юа и бог знает кто ещё. У всех разное позиционирование, подходы и цели». Ок, сделайте официальное описание вашего ресурса (подходы-цели), чтобы молодые музыканты понимали, к кому соваться, а к кому не стоит.

ПС: У вас еще и внутри-журналистская кастовость? Этот ресурс говно, а мы лучшие? Ваше снобство унижает вас самих в глазах читателей и музыкантов.

6) Подумайте о критике, о рецензии на альбомы. Либо вы пишете профессиональную критику, либо, если не умеете, то подбираете специалистов и хороших музыкантов, которые смогут это проанализировать. Не пишите, если песня на французском, что это «французский шансон». Французский шансон отдельно, французский язык отдельно. Частый случай, когда в рецензии на альбом — просто ахи-вздохи на тему «как классно». Неужели читателям это надо? Что надо дать читателю? (Ваши варианты ответа. Наши ниже)

7) Нам как читателям хочется обзоров каждого альбома который выходит. Не только мнение одного человека, возможно, дополнительно мнение других музыкантов.

Мы как читатели хотим видеть пусть не частые, но регулярные подборки новых (действительно новых) музыкантов. Пусть они не самые лучшие, но мы хотим быть в курсе. И только так вы дадите возможность новым именам разбавить материалы о Пятнице и Джамале.

Нас также интересуют интервью не только с известными музыкантами, но со звукорежиссерами, владельцами конц.площадок, студий, режиссерами клипов, пиарщиками, менеджерами, стилистами, саунд-продюссерами (и обо всем, что полезно музыкантам)

Спасибо всем за внимание. Все вышеперечисленное не является показателем нашей ненависти к кому-либо из упомянутых людей и ресурсов. И мы тоже любим Джамалу :)

Напоследок обратимся только к музыкантам. Из наших личных переписок и общения следует, что очень многие недовольны ситуацией со СМИ, но где же вы, други, когда идет открытый диалог? Отныне мы прекращаем с вами обсуждение ситуации с прессой в сообщениях и устно. Нам была дана равная возможность высказаться, нечего трусить.

Илья Случанко, гитарист группы Леді Джанк

Мне как представителю новой украинской музыки совершенно непонятно как слушатель может узнать о чём-то новом если: а) о тебе не пишут в сми (хотя ты отправляешь EP везде) б) тебя не берут на радио (хотя демки разосланы по всем радиостанциям) в) тебя игнорируют фестивали (та же история)

Единственный вариант — это как Stoned Jesus, отыграть пару туров в Европе, и тогда о тебе заговорят и будут кругом приглашать. Но с нынешним курсом за какие шиши это всё делать? Недавно получил визу (на все сборы (визовый центр, консульский сбор) ушло 1700грн).

Что потом? Через 10 лет эти несчастные 5-10 исполнителей будут собирать Палац Украина и ездить раз в два года развлекать диаспору?

Нас постоянно морозит Радио Аристократы. Однажды мы отправили трек на «утреннюю порку» нам написали, что все круто взяли в эфир и поставили там два трека и даже взяли их в базу радио, но после этого игнорируют нас.

Нам сложно попасть на полосы интернет-изданий без знакомств и рекомендаций хотя мы исправно требуем публикаций убиваемся на репетициях и тратим тонны денег на запись и сведение альбомов. А в результате на фестивалях одни и те же. И эти же фестивали отказывают в участии, тк неизвестные группы не берут. А как же стать известным если пишут о 5-10 основных бандах из года в год.

Катя Гапочка, солистка группы Гапочка

Быть журналистом не так уж и просто, на мой взгляд — это очень серьёзная ответственность, считывать и вербализировать посыл артиста. Почти то же, что стоять на сцене и нести свою музыку в мир.

Так вот главная задача – открыть артиста. А это возможно, когда идет взаимодействие с обоих сторон. Артист откроется – только когда есть доверие к журналисту. И конечно не через бутылку водки и дружеской отношение – (хотя сейчас так наверное у кого-то и получается), а через подготовку к интервью.

Меня очень бесит когда человек, который берет у меня интервью – просто не в теме. Я считаю, если ты хочешь открытий, хочешь подарить вдохновение через свою статью, донести вибрацию артиста к людям — ты обязан прочитать максимальное количество информации об этом артисте, посмотреть концерты – в конце концов зайти на страницу в фейсбуке и как минимум пролистать до момента того, что было с этим человеком хотя бы год назад.

Я знаю точно, что когда журналист в теме – он задает правильные вопросы – и в ответах хочется открыть всю душу. К сожалению, чаще всего делается все проще: либо журналист сам себя пиарит через это интервью, либо он пиарит своего любимого артиста, явно перебарщивая. Или это так – для галочки.

В целом, сдвиги есть. Меня радует что появляется все больше интересных ресурсов и статей. Но, как по мне – пускай лучше журналист месяц будет готовиться к интервью и напишет мощно и с наполнением, чем каждый день ни о чем. Мусора и так хватает.


Мнение журналиста

Если попытаться свести большую часть критики к общему знаменателю, то мы придем к таким условным претензиям:

1) Журналисты не проверяют факты.

2) Журналисты игнорируют музыкантов и не выполняют данных им обещаний.

3) Уровень критики и понимания темы весьма низок.

4) Журналисты отдают преференции одним музыкантам и полностью забывают про других.

5) Вместо того, чтобы глубже освещать новую украинскую музыку, журналисты пишут про события (даже малозначимые) в мире мировой музыки.

Это список не полный, но это то, на что я бы хотел ответить. Не могу говорить за всех украинских музыкальных журналистов, поэтому буду говорить сугубо от своего имени.

Прежде всего — вопрос журналист или блогер сейчас практически сродни вопросу «Какого цвета платье: сине-черное или бело-золотистое». Если разбирать каждый сайт отдельно, можно заблудиться в бесконечном споре. Но если говорить в общем — большая часть того, что принято у нас называть музыкальной журналистикой, является именно блогерством. На эту тему мы сейчас готовим отдельную статью, так что оставим обсуждение на потом.

Теперь по пунктам:

1) Это безусловная ошибка, с которой нужно бороться. Но в 90% случаев неправильная фотография, ошибка в названии или имени музыкантов будут исправлены, как только вы напишете об этом лично автору. Конечно, обида от этого не пройдет, но в дальнейшем это издание будет относиться к вашему коллективу намного внимательнее. Выносить на общее обсуждение стоит если ситуация повторяется. Как бы глупо это не звучало, но все допускают ошибки и общими усилиями групп и авторов, количество этих ошибок можно свести к минимуму. По крайней мере, так это работает на LiRoom.

2) Лично мне стоит научиться говорить «нет». И я приношу свои многократные извинения тем музыкантам и PR-менеджерам, которым не ответил или не сделал то, что обещал. Действительно, лучше сразу сказать, что текст не выйдет и объяснить почему, чем затягивать до последнего. Простите, буду внимательнее.

3) Эту проблему стоит разделить на две. Первая — если про вас пишут то, что вам не нравится. В таком случае, это не низкий уровень журналиста, а его субъективное видение. А объективности в культурной критике, увы, не существует. Второе — когда журналист своим текстом демонстрирует низкий уровень понимания темы. У меня в практике был отчет, в котором я совершенно глупо отрецензировал концерт одной киевской группы. Они на это указали и мы пообщались на эту тему. С тех пор я начал по-другому подходить к их творчеству, а они — указывать мне на ошибки. И это работает. В данной ситуации ключ — нормальный диалог, но не публичное порицание.

4) Это комплексный вопрос, который упирается в две вещи: редакторскую политику и ресурсы издания. По политике — у каждого свое. По ресурсам — не стоит забывать, что большинство украинских муз.блогов держатся на чистом энтузиазме их авторов. Но это отдельная тема, которую хорошо обсудили в комментариях у Игоря Панасова вчера.

5) Опять же вопрос редакторской политики. Но тут надо понимать, что только на статьях про новые группы ни одно издание не проживет. Будет слишком мало трафика. Именно поэтому любой редактор ищет баланс между материалами на широкий и узкий круг читателей. Так и формируется имидж СМИ, который притягивает к себе определенную аудиторию.

Рассуждать об этом, на самом деле, можно вечно. По каждому пункту полемики хватит на еще парочку таких материалов. Но это второстепенно. Важно вот что: украинские журналисты и музыканты находятся в одной лодке. Мы все работаем на рынке, который только начинает формироваться, поэтому всем все время чего-то не хватает (в основном, заработка).

Журналисты могут многим помочь музыкантам, так же как и музыканты — журналистам. Журналисты (блогеры) лучше знают, как преподнести информацию читателю, музыканты (зачастую) отлично разбираются в музыкальных стилях и всегда лучше ориентируются в фактах. И одни могут научить других.

Но для этого нужно общаться открыто и без обиняков. Не таить обиды и придерживаться банальных правил этики. Помогать друг другу, а не искать подставы в каждом тексте или песне. В конце концов, уделять друг другу больше времени и не лениться.

Счастья это не подарит, но качество медиа пространства уж точно повысит.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.