Где украинский Джимми Киммел?

В недавней дискуссии с моим хорошим другом мы зацепились за одну из излюбленных тем: нужны ли Украине квоты на украинскую музыку на радио и дают ли они реальный эффект. Мой друг – систематичный сторонник этой инновации. Я по-прежнему считаю, что это экстенсивный метод, который выводит лучших из худших, но никак реально не помогает талантливым музыкантам.

Дальше дискуссия развернулась в другое русло и мы начали пытаться анализировать, какие украинские звезды за последние годы взлетели благодаря радио, а какие – вопреки. Вкратце все свелось к тому, что все топ-хиты сначала засветились на просторах интернета, в частности набрали сотни тысяч просмотров на YouTube, а потом уже попали в горячую ротацию на радиостанциях. В воздухе повис вопрос: почему у нас нет условного трамплина, который бы быстро мог телепортировать как молодых звезд, так и новые хиты известных артистов прямиком в топы.

Проблема украинского рынка не нова. В катапульте нуждаются все музыканты во всем мире. Меломаны уже много лет ищут новые таланты на специализированных источниках: Pitchfork, лайвы KEXP, участие в BBC Live Lounge, появления на лейт-найт шоу Джимми Киммела, Эллен, Феллона или Джеймса Кордена. Для российского рынка (и частично украинского) это применимо по отношению к шоу “Вечерний Ургант”. В своей итоговой колонке в конце прошлого года я уже озвучивал этот момент, и мне указали, что “Ургант” – это только толчок, но группы стали популярными до этого. Я согласен с этим утверждением, но все-таки именно такого мощного толчка многим и не хватает, чтобы выпрыгнуть из зала, наполненного друзьями и родственниками на большую сцену.

Так где же украинский Джимми Киммел?

Начать стоит с того, что попытки были. И даже совсем недавно. В прошлом сезоне, (пожалуй, самого популярного среди молодежи) политического шоу Майкла Щура в конце играли украинские группы. Нельзя сказать, что их лайвы набирали баснословные просмотры, но это было хоть что-то. Увы, к третьему сезону музыкальный блок прикрыли. Насколько я слышал, из-за того, что это оказалось слишком накладно по бюджету. Все мы знаем о недофинансировании НСТУ и их проектов, поэтому отнесемся к этому с пониманием.

Нечто подобное пытались реализовать те же НСТУ с вечерним шоу Юрия Марченко. Но шоу оказалось недостаточно востребованным, а Марченко так и не достиг достаточного уровня авторитета и популярности.

Чуть ранее подобные попытки были у Громадське Культура и их программы Stage 13. Но все опять же закончилось на уровне заинтересованности тех людей, которые и так следили за новой украинской музыкой.

Все это важные и крутые проекты, но речь о программе, которая могла бы за один выпуск вывести группу из аудитории в 1000 человек на аудиторию в миллион слушателей.

В результате такой площадкой стал национальный отбор на Евровидение.

Нацотбор

Ситуация парадоксальная. С одной стороны – конкурс, который не шибко уважают в музыкальном комьюнити. Ни одна из групп, которые сегодня хедлайнят фестивали и собирают стадионы, не участвовала в Евровидении. За шоу держится крепкий статус “конкурса для домохозяек” и даже сами участники, которые проходили в финальную часть, не высшего мнения о музыкальном уровне происходящего.

С другой – украинский национальный отбор, который за четыре года стал главным музыкальным соревнованием авторской песни в стране. На него идут как действующие и подзабытые поп-звезды, так и молодые таланты, которые завтра могут начать претендовать на культовый статус. И если раньше большая часть из них хоть пыталась прикрываться большой целью, то с каждым годом становится все более ясно – группы идут туда не выигрывать, а презентовать свое творчество. В этом году сразу после участия в отборе сразу несколько коллективов объявили туры по стране. Понятно, что эфир на СТБ+UA: Перший был для них бесплатной рекламой, а не ареной для борьбы.

> Михаил Ясинский о Евровидении: «Нацотбор превратился в шоу, в котором артисты – просто декорация»

При этом нацотбор принял все характеристики лейт-найт шоу. На сцене – харизматичный ведущий с собственным мнением, который служит не подставкой под микрофон, а полноценным действующим лицом. Все это разбавляют иногда веселые, иногда едкие комментарии звезд-членов жюри. Плюс, ко всему этому добавляется флёр соревнования на международной арене. А в Украине всегда любили болеть за родную страну в борьбе с другими.

В сухом остатке имеем: ток-шоу с элементами талант-шоу и большой амбициозной целью. Опустим сейчас политический подтекст, который добавляет этому действу особого колорита. Главная проблема нацотбора – это всего три эфира раз в году. А групп и музыки намного больше.

А, ну да. Еще одна деталь. Музыка – это не о соревновании.

Пофантазируем

Есть целый ряд проблем, которые будут преследовать безумцев, которые попытаются сделать в Украине условного Киммела. В первую очередь – недостаток звезд. Молодые таланты – это хорошо. Но рейтинговое шоу должны поддерживать рейтинговые музыканты. А их не так много. Если же говорить о рейтинговых музыкантах, которые регулярно выпускают новую музыку – их еще меньше. А на украинском! Так вообще единицы.

Но допустим мы оказались в ситуации, в которой авторитет ведущего и площадка, на которой выходит шоу настолько сильны, что личность артистов не важна. Пофантазируем же, кто бы мог стать ведущим главного украинского лейт-найт шоу.

Сергей Притула

Первым в голову приходит Сергей Притула, который успел продемонстрировать, что может трансформироваться из комика в конферансье, а из конферансье – в умелого интервьюера в ходе нацотборов. К ряду его ремарок и шуток есть вопросы (вполне справедливые), но в целом на нем держится значительная часть успеха нацотборов.

Кроме того, у Притулы есть собственные медиамощности. Его шоу Варьяты занимает значительное место в эфире “Нового канала” – одного из крупнейших телеканалов Украины, к тому же ориентированного на молодежную аудиторию. У Притулы достаточно опыта, профессионализма и медийного веса, чтобы вытянуть шоу на одном лишь своем имени. Вопрос только в том, нужна ли ему эта авантюра?

Потап

Потап уже давно не только рэпер, часть дуэта Потап и Настя, саунд-продюсер и сооснователь Mozgi Entertainment, но и телезвезда. Еще на М1 Потап вел несколько программ, включая “Гутен Морген”. В последние годы Алексей крепко сотрудничает с “1+1”, три сезона сидел в жюри Лиги Смеха и уже несколько сезонов не выбирается из кресла тренера “Голосу країни”. При этом, если внимательно смотреть последний сезон “Голоса”, именно Потап выступает главным заводилой происходящего.

> Читайте наши рекапы 9 сезона «Голоса» 

Потап прекрасно ориентируется в мировой музыке – это несложно понять из его комментариев в ходе “Голоса”. У него огромный опыт в украинской музыкальной индустрии. Он смешной, находчивый и умеет говорить по-украински. За ним тянется флер недорэпера, звезды эстрады и вообще попсовика, но даже это все не убивает его заслуг в роли игрока украинской музыкальной индустрии. Потап мог бы быть прекрасным ведущим лейт-найт шоу. Но.

Но Потап – в первую очередь музыкант. Его основная работа – это музыка. Все его участие в телепрограммах – скорее поддержка популярности его продюсерского центра и артистов. Поэтому слабо верится, что он мог бы посвятить огромную часть своей жизни по сути журналистской работе.

Владимир Зеленский

Зеленский – одна из самых известных медиа-персон в Украине. Он успел побывать сразу на несколько крупнейших телеканалах и сделал из “Квартала” целую империю, которая не только занимается производством телешоу, но и организацией концертов в виде “Квартал-концерта”. Ему удалось создать альтернативу КВН со своим шоу “Лига Смеха”.

Зеленский мог бы на собственном авторитете вытащить практически любую передачу. Путь из комика в ведущие лейт-найт шоу – протоптанный. Им прошел и Киммел, и Ургант. Правда, не похоже, чтобы Зеленского интересовали беседы с актуальными лидерами мнений и музыкальный процесс в стране. Ну и он в принципе взял выше и баллотируется в президенты, куда тут какому-то лейт-найт шоу.

Анатолий Анатолич

После того, как Анатолич сколотил себе известность в качестве ведущего “Сніданка з 1+1” он подался в интервьюеры и ушел в ютуб. Несмотря на обильное количество критики, ему удается удерживать “Интервьюер” как главное интервью-шоу украинского ютуба.

Главная проблема Анатолича в том, что его собственного веса недостаточно, чтобы вытягивать на себе малоизвестных героев, а его подход к шоу сложно назвать острым и злободневным. Тем не менее, из всех кандидатов, похоже, он единственный, кто уже сейчас продумывает запуск подобного формата. Возможно, даже на ТВ.

Ярослав Лодыгин

Бывший ведущий Просто Радио, сооснователь Радио Аристократы, режиссер и лидер мнений Ярослав Лодыгин – идеальная фигура с точки зрения вкуса в музыке. Лодыгин прекрасно ориентируется в украинской культуре, постоянно ее отслеживает. У него подвешен язык и он имеет огромный опыт интервью с самыми разными людьми.

Единственная проблема Лодыгина – он не телеведущий. У него нет базы поклонников Притулы, влиятельности Зеленского или продюсерского центра Потапа. Он мог бы сделать прекрасное лейт-найт шоу для узкой аудитории. Но на большом экране его могла поджидать опасность, которая настигла Марченко. Недостаточно сделать хороший контент и позвать интересных гостей, это должно работать на рейках масс-маркета. Которого Ярослав старается избегать.

Роман Скрыпин

Скрыпин – едва ли не самый известный интервьюер украинского телевидения. В первую очередь он известен своим общением с политиками в прямом эфире, но и шоу-бизнес ему не чужд. Именно он стал катализатором самой острой темы нынешнего нацотбора после того, как взял интервью у дуэта Анна Мария.

Що насправді трапилося цього року з Євробаченням

На Скрыпина работает его опыт и наличие собственного медиа-ресурса. Против Скрыпина работает его скандальность и политизированность. Романа либо любят, либо ненавидят. Это нормально для медиа-личностей, но это может стать серьезной преградой для того, чтобы оказаться на большом телеканале. От сотрудничества с которыми Роман, судя по всему, отказался еще когда оказался в команде сооснователей Громадського. К тому же у него собственный ресурс Skrypin.ua, у которого, похоже, все хорошо.

Другие кандидаты

Естественно, логично было бы предположить отдать такое шоу кому-то из известных музыкальных журналистов. Среди них, например, Сергей Кейн или Максим Сердюк. Но они хорошо известны среди аудитории онлайн-СМИ, но почти незнакомы телезрителям. Среди известных телеведущих можно говорить о Юрии Горбунове, Сергее Зенине, Кате Осадчей, Александре Скичко и других, более неочевидных вариантах. Нельзя даже исключать вариант “темной лошадки”, когда большой медиахолдинг мог бы сделать звезду из кого-то, о ком мы сейчас ничего не знаем.

В любом случае, было бы очень интересно, если бы появился формат, который не подразумевает соревнования, но способен поднять популярность малоизвестных групп и артистов за счет бренда шоу и величины ведущего. Пока что это лишь разговоры. Но возможно совсем скоро мы перестанем завидовать американцам и поглядывать на эфиры “Урганта” и будем следить (по крайне мере на ютубе) за украинским вариантом.

Или нет.


Смотрите также: 

> первый эпизод нашего шоу «Рис на Бис» с Андреем Фрилом

Фото обложки: Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.