Лети, маэстро: рецензия на альбом ‘Take Off’ группы Pianoбой

Что такое свобода? Как минимум очень деликатная и немного опасная штука. Ну а свобода в музыке? Порой вообще взрывоопасная вещь. К ней стремятся многие музыканты, но получается у единиц. Создав свой маленький музыкальный мир, они с удивлением замечают, что мир этот способен делать солд-ауты на концертах и садить батареи плееров, а качество самой музыки при этом совсем не падает. Музыкальный мир Дмитрия Шурова именно такой. В своём новом альбоме он показывает запредельный уровень гармонии между человеком, музыкантом и его музыкой.

12321535_1067899066587792_129654310897258141_n

После предельно личного, но более социального альбома «Не прекращай мечтать», третий лонгплей ожидался с большим любопытством. Новые песни писались, залы росли, и, начиная с весны (новогоднюю «Встречайте зиму» в расчёт не берём), Pianoбой начал приоткрывать занавес нового альбома. «Горя чуть слышно» в марте и «Кохання» в августе как бы намекали на настроение альбома — будет больше лирики. Характерно, что оба эти трека так и не попали на пластинку. Шуров любит удивлять и не вписываться в принятые нормы. Да и согласитесь, что это дурацкий принцип — выпускать синглами лучшую (как правило) половину альбома, а когда пластинка выходит полностью — слушать на ней нечего.

Самые сильные вещи Шуров не показывал. И, когда дослушиваешь альбом, понимаешь, почему. Это настолько важный для него альбом, что он просто не мог делить его на части. Впитывать его нужно разом, взахлёб, не останавливаясь.

Открывая альбом треком «Лучшее, что есть», Pianoбой сходу бьёт под дых. Бъёт сильно и резко, но не добивает, предпочитая сыпать соль на раны клавишными пасажами и красотой струнных. Трек из категории «первая песня на альбоме такая крутая, что дальше неё уйти сложно», но это действительно сильнейшая лирическая вещь на альбоме.

«Родинки», внезапно обретающие хребет из электронных барабанов, снова продолжают тему любви. Его тексты полны простых истин, банальных, но предельно глубоких. Его тексты вызывают доверие.

«Freedom to Love» едва ли не ключевой трек альбома, в котором заложен основной месседж дух свободы валит зимним паром с каждого звука и слова. Под конец трека кажется, что сейчас вступит госпел-хор и размажет твоё сознание по стенке. Но хор так и не появляется (чёрт возьми).

«Так добре з тобою» то ли брат, то ли сестра-близнец летнего «Кохання». Такой текст мог написать по уши влюблённый 17-летний юнец, но нет, это пишет мужчина немного за 30, но он всё так же по уши влюблён и говорит об этом так искренне, а в голосе столько счастья, что невольно начинаешь завидовать. По-хорошему завидовать. Когда Шуров поёт про «серйозні речі під червоне вино», слышно, как он улыбается. От чего-то верится, что это было не наиграно. Просто человека прёт. И от этой улыбки становится тепло.

На этом условная первая (лирическая) часть альбома заканчивается, и Pianoбой переходит в фазу наступления.

«Все врут» и его зубодробительное струнное интро сразу намекают на настрой песни. Текстами трек отсылает к прошлому альбому Шурова. Его монолог — поток сознания человека на грани. Почти отчаявшись во всём, что он видит вокруг, что-то всё же не даёт ему закрыться окончательно. Какая-то надежда присутствует и даёт силы. Никого не напоминает? Правильно — тебя, меня, нас. Ещё на прошлом альбоме было видно, что Шуров как никто другой умеет чувствовать настроение и вскрывать пороки социума. Узнавая в его песнях себя, знакомых, друзей, ты не злишься. Тебе… стыдно.

«Привидение» — наиболее танцевальный из всех треков на альбоме. Цепляющий текст и броский ритм. Простая по смыслу, но в то же время наиболее динамичная и яркая песня альбома.

«Bye» — неожиданный реверанс треку «1-1» с дебютного альбома «Простые вещи». Пока играет песня, в голове так и крутится cценка, в которой одинокий мужчина неспешно потягивает виски (вероятно, не первый бокал), излагая бармену свою грустную историю. Заметив в тёмном уголке бара старое пианино, слегка пошатываясь, он подходит к нему и продолжает рассказ уже для всех вокруг. Особенный момент — барабанно-клавишное outro.

Вообще слушать и слышать то, как Шуров взаимодействует с барабанщиками — отдельная услада. Практически на всём альбоме (1-7 трек) играет Андрей Надольский, а на последних 2 — джазовик Александр Поляков. Каждый из них мастер в своём ремесле, но оба они совершенно разные в своей игре. Самое крутое там, на бекграунде. Вслушиваться в сбивки, ритмы, переклички инструментов — это цепляет больше всего.  

«Титаник» в некотором смысле продолжает тон, заданный во «Все врут». Только если там был крик сознания, то здесь это крик раненной души. Предельно драматичная песня. Игра Полякова в этом треке – отдельный элемент. Это ни разу не ритм-секция. Его сотрудничество с Шуровым продвинуло второго далеко вперёд. Это было заметно на концертах, а теперь этим можно наслаждаться и на альбоме. Остаётся только догадываться, во что выльется их работа в будущем (если они, конечно, ещё запишутся вместе).

«Вне времени» – самый броский трек на альбоме. Хип-хоповые ритмы барабанов и клавиш выносят трек за жанровые рамки. Шуров чеканит текст, а Поляков валит отчаянно, но невероятно мелодично и уходит в мозгодробящую аритмию в конце.

И вот тут может показаться, что альбом закончен. Но последним треком Шуров, наконец, добивает слушателя. Композиция «Silence» не зря стоит в альбоме под номером 0. Это не 10-й трек пластинки, это песня вне альбома, но при этом его важнейший элемент. Осознанно или нет, но Шуров отсылает нас к американскому композитору Джону Кейджу и его композиции «4,33». Когда после трека «Вне времени» идёт тишина, это не та тишина, что между последним и первым треком в альбоме. Ты чётко понимаешь, что альбом не закончен, сейчас играет трек «Silence», а создают его те звуки, которые звучат вокруг тебя в момент прослушивания композиции. Потому что музыку может делать любой звук. Когда до сознания доходит эта деталь и ты в полной мере ощущаешь всю силу композиции, в голове происходят невероятные процессы.

Дмитрий Шуров, рассказывая об альбоме, говорит, что «альбом посвящается всем, кто жаждет взлётов и не боится падений». С альбомом «Take Off» Шуров взлетел так высоко, что одновременно отправился в свободное падение. Где-то там, внизу, его ждёт посадочная полоса. Но она так далеко, что о посадке говорить ещё рано, а горючего в баках должно хватить ещё не на один вираж. Лучший украинский альбом года просто не может прерывать свой полёт.

Оценка: 10/10

Слушать: Всё