1110x80

Constantine: «Мне хочется больше драйва, чем на первом альбоме»

Автор: Катерина Ятель 7860

Константин Дмитриев стал известен после участия в шестом сезоне шоу «Голос країни». Там он познакомился с Иваном Дорном, который предложил ему стать первым резидентом лейбла Masterskaya. Летом этого года Constantine выпустил дебютный альбом, а сейчас, через полгода, вернулся с новым релизом Небо-Лимит.

Мы встретились с Константином и поговорили о его жизни до «Голоса», команде лейбла Masterskaya и непластмассовой поп-музыке.

> Читайте также наше интервью с дуэтом YUKO

О первом музыкальном проекте Iron Pills

Это было так давно! В этот период, когда мы с Яной [Яна Соломко – прим.ред] делали проект — это было просто… Столько насыщенных приключений, как у нас с ней вместе, у меня не происходит в жизни даже сейчас. Тогда мы были студенты, молодые, больные на голову и именно врывались.

Мы были однокурсниками в Глиера, учились у одного педагога по вокалу Татьяны Русовой [заслуженная артистка Украины, преподавала также у Тины Кароль и Златы Огневич – прим.ред]. Так получилось, что даже жили вместе с моей бабушкой. Это были классные времена.

Потом Яна попала на проект «Холостяк» и предложила сделать группу. Я помню, что мы с друзьями висели на кухне и придумывали название, чтоб был месседж: мы железные таблетки и нас нужно принимать, чтоб повышалось настроение. Или что-то типа того, такой студенческий полный максимализм, что мы такие нерушимые. И мы сначала решили сделать кавер на I’ll Be Good. Я тогда очень сох по 80-м. Это одна из моих любимых эпох и тогда как раз был пик. Я заразил этим Яну и мы решили одеваться, как в те времена. Тогда только восходила Леди Гага и было классно и модно быть эпатажными и яркими.

Мы выпустили кавер и одну песню, но все это потом закрылось. Но мы повыступали по Украине, поотрывались. У нас был менеджер Виталик, который по совместительству был нашим стилистом. Существовали меньше года, правда.

О проекте Cape Cod и отношениях с Максимом Сикаленко

Я был совместным артистом, не вокалистом Cape Cod. Мы сразу договорились с Максимом, что я хочу сольный проект.

Я с ЖИВЯКОМ записал пару видео со своими авторскими песнями и Максим увидел и предложил мне поработать. Он скинул мне свою музыку и я уже сверху записал вокал.

Мы все никак не можем с ним опять встретиться. Он постоянно занят, вот недавно даже вышел новый трек, очень классный с американской вокалисткой. Я не могу наслушаться! Я знаю, что у него есть и другие треки с крутыми вокалистами, так что я тоже хочу в этот альбом. Все никак не могу до этого дела дойти, потому что тоже готовлю второй альбом.

Это был тоже классный и яркий период. Мы столько выступали и было столько нового опыта: полноценные клипы, мне нравилась творческая составляющая, я мог себя вокально проявить, так как мне хотелось. Надеюсь, что мы скоро хотя бы один какой-то совместный сингл выпустим. Мы изменились профессионально за этот период, поэтому было бы интересно, что сейчас получилось бы.

О проекте «Голос Країни»

Я отдыхал с сестрой в Затоке, когда мне позвонили организаторы: «Приходите, пожалуйста, к нам на кастинг. Мы видели ваши видео и с Cape Cod, и сольные видео ЖИВЯКОМ». И я отказывался, говорил, что мне это неинтересно. Я много ходил в свое время, будучи студентом, на эти все кастинги и нигде меня не брали. Решил, что это не мое и не надо соваться туда, куда двери закрыты.

Потом мне позвонил другой организатор. Я пару раз отказался, но в конце концов начал расспрашивать. Говорил, что я хочу петь то, что считаю выгодным для меня. Они на это согласились и мне показалось, что это неплохо звучит. Я решил пойти ради сцены, чтобы выступить, раз такую возможность Вселенная дает, раз такой явный посыл.

Если честно, я думал исходя из опыта всех этих неудачных кастингов, что дальше «слепых» не пройду. И тут так случилось!

На «Слепых прослушивания» было очень страшно и волнительно. Это была большая сцена и большая ответственность. Но я себя настроил так, что нет конкурса, а есть сцена. И моя мечта — это сцена, поэтому я выхожу делать то, что я люблю и получаю удовольствие, а значит незачем волноваться.

Я знал, что попаду к Ване Дорну, потому что он мне близок по музыкальному духу. Я думал, может к Тине, потому что она крутая вокалистка, но понимал, что Ваня — как брат мне, мы на одной волне в плане музыкальных понятий.

Этот опыт дал мне очень много. В первую очередь, уверенность в себе, в том, что все-таки мой вокал и талант имеем место быть. Потому что до этого был печальный опыт в концертной деятельности, люди не слышали голос и не понимали откуда он идет, кто поет и что происходит.

Я помню, что когда я первый раз был в Англии и спел там, люди начали сходиться и слушать, а у них в глазах осознание того, что я пою и им это нравится. Я не мог понять, почему здесь такого нет. Ты что-то споешь и все на тебя смотрят, как будто ты налажал. И ты думаешь, та елки-палки что же это такое. Из-за этого была неуверенность в себе и она мне очень мешала даже выложить видео какое-то. После «Голоса» я увидел, что реакция была почти как в Англии, что люди меня услышали, поняли и после этого я понял, что я на своем месте и занимаюсь тем, чем нужно было. Широкая аудитория меня поняла.

Кроме того, я получил много сценического опыта, опыта работы с камерой и участия в конкурсе.

Когда меня теперь приглашают ребята с 1+1, то я чувствую будто прихожу в семью. У меня такая ностальгия, мы все обнимаемся-целуемся, вспоминаем, как было классно, общаемся. Для меня одно наслаждение выступать там, зная, что они любят меня, а я их.

О работе с Иваном Дорном и команде Masterskaya

Ваня предложил мне стать его первым артистом на лейбле после съемок «слепых прослушиваний». Мы ехали в лифте и он сказал, что думает о том, чтоб меня продюсировать.

Сейчас он не вмешивается в процесс, а скорее утверждает мои идеи. Могу показать уже более готовую, когда я уверен, что он оценит, а могу — на этапе идеи. Есть демки, которые мы откладываем, конечно.

Альбом Один мы делали большую часть с Леваном Чичуа. Он мультиинструменталист и аранжировщик с Грузии. Он был саундпродюсером нового альбома Layah, который я сейчас переслушиваю. Я даже вдохновился и написал подобную песню. У нее такой секси вайб и мне это очень понравилось. Леван справляется в этом плане на отлично.

Ту же Кровожадность я сам спродюсировал. Мара и Дождь тоже моя аранжировка. Клавиши к Маре записал Игорь Агрич. Мы с ним тоже в Глиера вместе учились. Помню, я пришел к Агричу домой и рассказал, что написал песню, предложил попробовать. Мы у него дома наиграли демку, даже сильно не старались. Мы так ее сыграли, что когда пробовали записать уже потом живой рояль у нас не получилось воссоздать то настроение, произвести нужную эмоцию и, в результате, мы использовали демо-версию.

Хвою мы делали с Леваном и Суреном Томасяном. С Суреном мы сейчас выпустили новую песню, он выступил как саундпродюсер. Мы с ним знакомы еще с Глиера и тогда еще делали музыку. Я тогда еще им восхищался, потому что он умел делать идеально, ни отнять, ни добавить. Потом у меня начались свои проекты, а Сурен начал с Ваней работать [Сурен Томасян играет в лайв-бэнде Ивана Дорна – прим.ред].

Вот сейчас мы вспомнили былые времена и он, как всегда, сделал все очень круто, его гитарное соло идеально. Слова к Небо-Лимит нам написала солистка группы ТИНОТИНО Маша. У меня были идеи по тексту, мне нравилась фраза “Небо-лимит” и наброски слов, а она уже адаптировала.

Мы делаем новые треки с Суреном и другими саундпродюсерами. Я хочу, чтобы сейчас было больше релизов. У меня был кризис второго альбома. Это интересный опыт, новые эмоции. Наверное, все артисты через это проходят. Но, слава богу, этот период закончился, у меня проясняется в голове и я опять понимаю, что я на своем месте.

Я бы хотел записать балладный альбом. Мне их легко писать на русском. Я понимаю, что это то, что внутри. Но, когда начинали, мы столкнулись с такой ситуацией, что проект начинающий и мы выступаем в небольших клубах. Оказалось, у меня много медленных песен на альбоме, а в клубах нужно, чтоб была супер-танцевалочка. Вот и был страх, что люди не так отреагируют. Потом уже они начали слушать, тогда я и понял, что это уместно. Сейчас это даже традиция, что на Маре и Дожде все зажигают фонарики и делают «звездное небо» на концертах.

Мне хочется драйва какого-то, даже больше, чем было на первом альбоме. Чего-то как Небо-Лимит. В этот период, когда я был в творческом затишье, я много слушал Ike & Tina Turner, 60-70-е, рок и соул. Понял, что там есть своеобразная энергетика, как будто они все песни поют в последний раз. У них все настолько было насыщенно и глубоко, я думаю, что сейчас таких артистов мало и этого не хватает. Меня это вдохновило и я хочу таких эмоционально напряженных песен.

О языке песен

Если делать песни на английском, то таким должен быть весь альбом и двигать его нужно будет туда, где это будет уместно, как мне кажется.

Я давно хотел записать песни на украинском. У меня назревает несколько украиноязычных треков и думаю они появятся совсем скоро. Сейчас мы пишем демо-версию песни для Евровидения. Если мы успеваем и нас утверждают, то я попаду на отбор конкурса. С песней на украинском, кстати.

О любви к мистике

Меня с детства привлекал мир духов и мистицизм. Мне даже подарили как-то в детстве книжку, потому что знали, что я такое люблю, о монстрах, привидениях и НЛО. Я ее обожал! Какие привидения бывают, в каких домах они обитают, байки… Очень было интересно. Я взахлеб смотрел даже какие-то ужастики с зомби и мертвецами, было не страшно, а интересно. И клип Thriller Майкла Джексона — это моя любовь с детства, я его смотрел и понимал, что должен быть на месте Майкла.

Плюс я что-то такое чувствую. Все тайное вызывает интерес, а ведь у нас все в мире тайно, никто не может ничего проверить.

А вампиры — это вообще моя страсть. Может это ужасно, но я фанат «Сумерек». У меня даже есть традиция раз в год пересматривать все части!

О любви к танцам

Я никогда не учился профессионально танцевать, но танцы всегда были в моей жизни. Я тащился от них. Ходил в школе на какие-то кружки, мог и дома танцевать. Потом в Глиера я ходил к моему другу Максиму Бабичу на уроки классики.

Для клипа с Cape Cod я готовил номер с Васей Козырем. Но это был больше контемп и именно Вася меня сильно прокачал. Он меня вдохновляет и как личность, и как танцор.

Потом мы танцевали вог с Артемом Лазаревым [известный по участию в группе Kazaky – прим.ред]. Мы сильно подружились. С Бананой [известна, как танцовщица Apache Chew – прим.ред] я познакомился через Артема, кстати. Я ее и до этого видел и думал, какая же она крутая. И когда я понял, что хочу, чтоб со мной танцевали мальчик и девочка, то Артем предложил именно ее. Он же нам и ставил хореографию на все шоу.

О преподавании вокала

Мне очень нравится преподавать. Особенно сейчас, потому что ко мне начали ходить профессиональные вокалисты и с ними интересно работать. Они либо студенты, либо те, кто посвящают этому свою жизнь. Те, кто хочет этому научиться и имеют все данные.

Это сейчас не та подработка, как раньше, когда ты понимал, что тебе нужны деньги на проезд и нужно что-то делать. Я преподаю ведь уже лет семь. Изначально я думал, что временно устроюсь, но теперь понимаю, что я привязался.

О любимой музыке

В детстве на меня сильно повлияли Уитни Хьюстон, Тина Тернер и Майкл Джексон. Это для меня были те артисты, которые вызывали чувство праздника в душе. Они как фейерверк. Когда ты слушаешь их песни, даже сейчас, то понимаешь, что не хватает таких артистов.

Я в последнее время слушал альбом A-HA Hunting High and Low, Anne-Marie, Billie Eilish, Бритни Спирс Blackout, последний альбом Бруно Марса, Dinah Washington, рождественский альбом Дорис Дэй, несколько песен Dua Lipa. Мне еще нравится Jonas Blue, Jorja Smith и JP Cooper.

> Billie Eilish, о которой вспомнил Константин, в этом году попала в лонглист Sound of 2018 по версии BBC. Узнать о ней и других номинантах больше вы можете в нашей статье.

Я люблю поп-музыку, но мне не нравится пластмассовость. При всей великости Тейлор Свифт, то, что раньше она делала, ближе к катри, я еще понимал. А ее новые релизы мне не очень нравятся. Поэтому та же Кэти Перри для меня больше выигрывает. Даже ее Swish Swish — попса попсой, но имеет внутреннюю энергию.

Из наших музыкантов мне, конечно, нравятся артисты Masterskaya. Кроме того, я недавно послушал альбом Тины Кароль Интонации и побывал на ее концерте. То, как она профессионально это делает, ее шоу, постановки Васи Козыря, идеи – это очень круто. Не ожидал, что она настолько сильно меня вдохновит. Я не знаю, как она по два концерта подряд может петь. Наверное, организм подстраивается к нагрузкам, но все равно этот ее стержень вдохновляет. Я могу сказать, что после этого концерта включился.

Не знаю, где Гайтана. Я очень люблю первый ее альбом. Обожаю ее голос и манеру, считаю ее нашей величайшей певицей. Она выпустила какую-то песню недавно, но, как я понимаю, она не спешит с релизами.

Время и Стекло нравятся, как зазвучала Надя и вообще их концепция и настроение, это позитив! Monatik, конечно же, очень вдохновляет.

Фото: W production