Slaves: «Мы даже не пытаемся быть панками»

Дуэт Slaves образовался в графстве Кент в Великобритании в 2012 году. К 2015 Айзек Холман и Лоуренс (Лори) Винсент выпустили дебютную пластинку, которая сразу же сделала группу локально знаменитой. С тех пор Slaves не прекращают выступать по всему миру, писать музыку и наращивать популярность.

Айзек — играет на барабанах и параллельно поет. Лори — играет на гитаре и в свободное время делает татуировки. Мы встретились за пару часов до их выступления на фестивале Sziget и за 5 дней до выхода последнего альбома Acts of Fear and Love. На все было восемь минут. Поэтому передаем нашу беседу слово в слово.

17 октября Slaves выступят в киевском клубе Atlas и представят там новую пластинку.


Купить билеты на Slaves в Киеве


Привет! Как дела?

Айзек: Все супер, а у тебя?

У меня тоже, спасибо! Первым делом хотел спросить, вы не устаете от этих интервью перед концертами?

Айзек: Та не.

Лори: Мы стараемся получить максимум от страны, в которую приезжаем, интервью – это часть программы.

Кстати, я из Украины и был на вашем концерте в Киеве, было очень круто. Вы помните его?

Айзек: Да, отлично помним. Нас очень удивило, что на нас пришло так много людей. Мы не ожидали, что у вас кто-то нас слушает. Очень приятно.

Лори: Мы скоро возвращаемся в Киев. Планируешь заскочить на концерт?

Да, конечно. А что это был за странный пост в инстаграме, в котором вы заявили о том, что распадаетесь? Это была просто шутка?

Айзек: Это просто фейк, чувак. Мы троллили.

Но я так заметил, что далеко не все поняли, что вы шутите.

Хором: Далеко не все!

Кстати, вы вообще планируете когда-то разойтись или хотите как The Rolling Stones играть до глубокой старости?

Айзек: Мы наверняка когда-то разойдемся. Думаю, что мы с Лори можем бесконечно что-то делать вместе, но не уверен, что Slaves будут жить вечно.

Когда выходит ваш новый альбом?

Айзек: Через пять дней. (Альбом вышел 17 августа — прим.ред.)

И вы планируете что-то из него играть сегодня?

Айзек. Да.

И в Киеве его презентуете?

Айзек: Да.

Супер, мне нравятся ваши ответы!

(смеются)

Организаторы ваших предыдущих концертов подсказали мне вопрос. Они рассказали, что вы в каждый райдер записываете «сюрприз». Что-то, что бы вас удивило. Какие самые удивительные штуки добавляли организаторы?

Айзек: Мы раньше так делали, сейчас перестали. Хотя зря, надо бы вернуть эту штуку.

Лори: Фотографии Фила Митчелл в рамках. Фил Митчелл — это звезда мыльной оперы EastEnders из Англии. Ты знаешь EastEnders?

Нет, но я потом погуглю.

(смеются)

Парочку блиц-вопросов. Ramones или Sex Pistols?

Оба: Pistols.

Blur или Oasis?

Оба: Blur.

Snatch или Trainspotting?

Лори: Snatch.

Айзек: Да, Гай Ричи.

Вы следите за Mercury Prize? Как думаете, кто выиграет в этом году?

Лори: Думаю, это будет Лили Аллен.

Айзек: Но мы надеемся, что Wolf Alice (в результате, Wolf Alice победили — прим.ред.). Еще есть шансы у Novelist. мне очень нравится тот факт, что он весь альбом записал и спродюсировал у себя в спальне.

Лори: Думаю, еще есть шансы у Джорджи Смит. И у Nadine Shah.

Wolf Alice: «Мы слишком роковые для поп-музыки и слишком попсовые для рок-музыки»

Вы слушаете много новой британской музыки?

Оба: Да.

Лори: Стараемся держать руку на пульсе.

Где вы обычно пишете песни? В туровом автобусе, на саундчеках?

Айзек: Где угодно. Но да, на саундчеках происходит довольно много всего.

Что вы обычно делаете по ходу дня на фестивалях, между саундчеком и самим концертом?

Айзек: Лори сегодня утром играл в футбол с фанатами. Я гулял по городу по очень красивой площади со статуями вместе с моей девушкой и сендвичем. То есть как-то так, мы пытаемся что-то посмотреть. Мы не очень любим выпивать, поэтому пытаемся получить какой-то хороший опыт, что-то увидеть.

В Украине мы долго думали как описать жанр, в котором вы играете, и решили назвать его инди-панк. Вам нравится?

Лори: Да, вполне ок. Мне кажется, это намного лучше, чем просто называть нас панками. Многие раздражаются, когда слышат, что мы панки.

Потому что вы не трушные панки?

Айзер: Мы даже не пытаемся быть панками.

Чего?

Лори: Потому что попытка загнать себя в какой-то жанр – ограничивает.

Айзек: Мы просто ведем себя так, как хотим.

Лори: Когда ты себя как-то называешь, ты должен следовать потом этому названию и тому, что под ним подразумевается. А мы этого не хотим.

Ну вот вы только что сказали, что не любители прибухнуть. А это не очень в стиле панк. Мне кажется, что панки постоянно пьют.

Оба: Вот именно.

Параллельно с вами будет выступать Лиэм Галлахер. На кого бы вы пошли: на себя или Лиэма?

Оба: Конечно, на нас.

А что вы вообще думаете о бритпопе?

Айзек: Мы любим бритпоп. На нашей новой пластинке будет чувствоваться его большое влияние на нас.

Лори: Я горжусь тем, что Британия стала чем-то вроде короля рок-музыки. В Англии появилось очень много крутых рок-групп: например, The Rolling Stones, Oasis, The Beatles. Они все из наших широт и для нас это очень важно.

В этом году на пресс-конференции сообщили, что в этом году впервые британцы составляют самую большую группу иностранцев на Sziget. Почему так? У вас же есть свои шикарные фестивали — Гласто, Рэдинг.

Айзек: Потому что британцы пиздец как любят фестивали. Они обожают жариться на солнце и потом жаловаться на погоду.

Лори: Я думаю у людей появляется все больше времени ездить на фестивали. Поэтому они находятся в погоне за новыми впечатлениями.

Айзек: Ну а еще, тут играет Лиэм Галлахер. Думаю, на него приехало пару тысяч человек.

Британцы ездят за Галлахером по всему миру?

(смеются)

А вы сами ходите на фестивали? Как посетители, а не группа?

Айзек: В последнее время, не особо.

Лори: Когда мы были помладше, то часто ходили.

Айзек: Сейчас нам их и так хватает в жизни. Мы довольно устаем от них.

Революция любви. Каким был Sziget 2018

Можете назвать по три группы, которые вы больше всего слушали в течение прошлого месяца?

Лори: Shame, Ryan Adams и… Сейчас проверю свой спотифай, нужно быть точным в таких вещах (достает телефон). Slowdive!

Айзек: Drake, Blood Orange и Slaves.

Кстати, как вы себя чувствуете после концертов? Вы очень сильно выкладываетесь на сцене, нет потом какого-то опустошения?

Айзек: Нормально. Ты ощущаешь эйфорию. А когда она проходит, ты просто…

Лори: Чиллишь.

Айзек: Опустошения нет. Наоборот. Я чувствую себя наполненным. Каждый раз, когда мы сходим со сцены, мне кажется, что мы сделали какое-то важное дело.

И последний вопрос. Кент или Лондон?

Хором: Кент.

Фото: Женя Люлько

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.