1110x80

Марк Бона: “Чем больше украинцев будет ездить на Sziget, тем больше украинских групп там будет выступать”

Автор: Леша Бондаренко 1 6611

В прошлом году, в рамках серии конференций Music Hub, в Киев приезжал Марк Бона, бывший программный менеджер фестиваля Sziget, ныне фрилансер, который продолжает сотрудничать с Sziget. В последние годы Марк отвечает за наполнение Europe Stage.

На фестивале Sziget каждой год функционирует более 10 музыкальных сцен. Europe Stage находится неподалеку от Main Stage и имеет свой специфический формат. На нее приглашаются артисты, популярные в своих странах, но еще не достигшие всемирной славы. В разные годы от Украины на Europe Stage играли ONUKABRUTTO, Brunettes Shoot Bllondes и Atomic Simao. ONUKA и Atomic Simao попали на сцену в рамках украинского отбора, организованного Sziget Украина.

В прошлом месяце Sziget объявил первые имена лайнапа фестиваля 2018 года. В честь этого публикуем наше интервью с Марком. В нем Бона рассказал об особенностях букинга артистов на больших фестивалях, уловках агентов, гонорарах и о том, как украинским группам попасть на Sziget.

27846728_10156231694436979_462432879_o

– Расскажите вкратце о себе. Чем вы занимаетесь?

– Я из Будапешта, и в этом году мне исполнилось 40. В 90-х я работал в качестве роуди с одной поп-группой, а потом работал в клубе. Потом начал сотрудничать с Sziget, потому что они попросили стать их программным менеджером. 8 лет я проработал в их программном отделе. А потом стал продакшн-менеджером всех фестивалей, которые организовывает Sziget LTD – то есть VOLT, Balaton, Sziget, Gourmet и Children Island.

В 2013 году я уволился. Я продолжал работать с некоторыми клубами и ивент-агентством, а в результате стал фрилансером. Сейчас я опять сотрудничаю с Sziget по контракту, моя сфера – Europe Stage. Моя основная задача – техническое оснащение. Так что я получаю все райдеры. Я общаюсь с тур-менеджерами и продакшн-менеджерами касательно всей той аппаратуры, которую мы должны предоставить. Это большой кусок работы, приходится отвечать на множество эмеилов. Но мне нравится.

– Над какими сценам вы работали раньше?

– Когда я был программным координатором Sziget в 2004 у нас только музыкальных сцен было 15. Тогда была метал сцена, поп сцена, джазовая сцена, блюзовая сцена и другие сцены по музыкальным жанрам. Через какое-то время по финансовым и другим причинам мы решили, что будет лучше делать меньше сцен, но больших размеров.

– Как выглядит процесс букинга на главные сцены?

– У Sziget есть международный букер. Она ищет артистов на VOLT, Balaton и Sziget. Она контактирует с агентами. Все всегда происходит через агентов. Мы должны с ними связаться и узнать, кто сейчас в туре, какой гонорар мы можем предложить и все такое. Но в первую очередь – определить, кто в туре. Потом – высылаем оффер.

Кроме того мы ездим на многие конференции, шоукейсы, на другие фестивали, чтобы найти группы и познакомиться с нужными людьми. Например, мы ездим на Eurosonic в Гренинген (в этом году на Eurosonic выступала украинская группа Panivalkova, ранее там же – ONUKA – прим.ред.). Он всегда очень хорош. Он проходит в начале сезона, в январе. Туда приезжают все важные люди и это хорошая возможность с ними пообщаться.

– То есть, например, для украинской группы поехать на этот шоукейс было бы хорошей идеей?

– Да, определенно.

– На какие еще шоукейсы вы ездите?

– В Словении есть фестиваль Ment. Он для групп поменьше, но очень славный. Я был там в этом году.

– А что насчет сцен поменьше, вроде Europe Stage?

– Там процесс отличается. На сценах поменьше все находится под контролем программного менеджера. Процесс практически не изменился с тех пор когда я был программным координатором. В те время я букировал много групп. Но ты не можешь быть экспертом во всех жанрах музыки. Поэтому у нас были эксперты в метале, в блюзе и так далее. Мы давали им бюджеты под их группы. А потом заключали контракты.

Для Europe Stage все совсем иначе. Europe Stage – это по сути шоукейс. Насколько вы, наверняка, знаете, у нас есть представители во многих странах. Эти люди предлагают мне группы, которые уже хороши известны у себя дома и могут помочь в промо фестиваля за пределами Венгрии. Но не все группы для этого годятся.

Так что мне предлагают группы. Бывает по-разному: пять-десять-двенадцать групп. А я из них выбираю.

Sziget_2017-08-10 18.41.50

YgCiFYoHP7Y

– На какие критерии вы обращаете внимание, когда выбираете группу? На саму музыку, количество лайков в фейсбуке, просмотров в ютуб?

– На все сразу. Мне присылают не только названия групп. Мне присылают Excel-файл с информацией по количеству лайков, ориентировочным гонораром (для родной страны), 3-4 линками на ютуб, ссылкой на официальный сайт. Так что да, я смотрю на это все: на количество лайков, активность… Я имею в виду, что если группа загрузила свое последнее видео на ютуб три года назад, то это о чем-то да говорит. Просмотры на ютуб тоже имеют значение.

В основном я смотрю видео. Мне не важно, профессионально оно снято или нет. Конечно, если это профессиональная работа, то это впечатляет. Но основной критерий – хорошая музыка. Не важно в каком жанре.

Я также смотрю лайв видео. Europe Stage не такая уж большая. Поэтому если у вас в группе 25 человек, им будет довольно сложно расположиться. Да и бюджеты у нас не то, чтобы очень большие. Я не могу предложить большой гонорар. Поэтому обычно я выбираю группы, в которых не так много участников. Обычно – менее пяти-шести.

Кроме того, название Europe Stage не означает, что у нас играют только группы из Европы. В 2017 году у нас была группа из Австралии. Всегда играет кто-то из Израиля. Потому что израильский рынок растет. А значит – люди едут на Sziget.

– По вашему мнению, у группы должен быть какой-то фольклорный колорит, чтобы попасть на Europe Stage?

– Вообще нет.

Я подумывал над тем, чтобы сделал что-то вроде Europe Stage, но только хип-хоп. Но, конечно, это невозможно. Мне просто нравится хип-хоп. И мне нравится хип-хоп на других языках. Мне не столь важно понимать текст. Эта музыка показывает особенности вашего языка – ритмику, рифмы. Если ты можешь использовать свой язык для рэпа – это очень круто.

– А как вы определяете масштаб группы? В том плане, что может эта группа уже готова выступить на сцене побольше, чем Europe Stage?

– О, мы много обсуждаем это с моими коллегами. Есть много групп, которые успели стать очень крупными в масштабах своих стран. Если группа действительно популярная, и играет за 30-40 тысяч евро, она может вполне подойти для Главной сцены. Но мы не можем позволить себе платить такие деньги группам, которые популярны только у себя дома. Но мы заплатим 30 тысяч евро группе, которая популярная во всем мире. Не хедлайнеру, конечно. Но из той категории.

Например, если мы забукирем такую украинскую группу на Главную сцену, то все украинцы на Sziget придут на нее посмотреть. Но это все еще будет очень маленькая толпа. (Согласно данным фестиваля, в прошлом году на Sziget приехало около 1 000 украинцев- прим.ред.)

– Но если группа будет из Франции, то толпа будет значительно больше. Потому что на Sziget традиционно ездит много французов. Поэтому шанс того, что вы забукируете французскую группу на Главную сцену гораздо выше?

– Именно так.

– Таким образом, если мы хотим, чтобы на Sziget было больше украинских групп, нужно чтобы больше украинцев ездило на фестиваль?

– Да.

– А вы можете взять совершенно неизвестную группу? Скажем, у которой 500 фолловеров в фейсбуке?

– Это возможно, если они мне очень понравятся и я захочу, чтобы они получили побольше внимания.

– Но это довольно редкая ситуация?

– Да, потому что с 500 подписчиками мы будем помогать им собирать лайки. А нам нужно, чтобы они помогали нам. Ну, и еще нам нужна хорошая музыка.

27901070_10156231692486979_69604139_o

Sziget_2017-08-10 18.47.17

– Я слышал о такой модели: если вы берете большую группу на Главную сцену, они могут попросить, чтобы на фестивале также выступила другая группа, поменьше. Это действительно происходит?

– Иногда. Есть агенты. У удачливых агентов есть группы, которые становятся хедлайнерами. Если у них при этом остается время и энтузиазм, они также работают с группами поменьше. И они предлагают эти группы тоже. Это не ультиматум, а предложение. Что-то типа “Ну если вы хотите Muse, то можем предложить вам еще вот такие группы”. Но это не общепринятая история.

– Как вы считаете, какой простейший путь для украинской группы попасть на Sziget? Написать представителю в Украине? Пройти через конкурс? Написать прямо вам?

– Конкурс – это хорошая идея. Кроме того, это хорошее промо для группы внутри страны.

Можете написать мне. Но я все равно спрошу у локального представителя насколько ваша группа хороша. Часто так бывает, что локальный представитель присылает мне список из 8-9 команд и мне ни одна не нравится. Часто бывает, что я в ответ спрашиваю “а почему вы не выбрали вот эту группу?” и мне говорят “Хм, точно, хорошая идея”. Так что в любом случае стоит связаться с локальным представителем.

– Многие люди говорят, что Sziget уже не тот и раньше было лучше, потому что на Главной сцене выступало меньше поп-звезд. Раньше вы привозили Radiohead, а теперь – Rihanna. Что вы думаете по этому поводу?

– Это хороший вопрос. Долгое время у нас были очень крутые лайнапы. Многих крупных артистов в Венгрию впервые привозил именно Sziget. И это до сих пор происходит.

У нас очень интернациональная аудитория. И мы ищем группы, которые бы соответствовали ее вкусам. Но кроме того, у нас есть значительная часть локальной аудитории. Именно ради нее мы берем артистов вроде Rihanna. Она бы могла выступить в Будапеште, на Arena вместимостью 10 000 человек. Но вместо этого она играет на Sziget перед 40 000. А мы ведь еще и продаем однодневные билеты. Потому что зарубежные гости приезжают на неделю. А локальные слушатели – на день или два.

Сейчас у нас 50/50 локальной и зарубежной аудитории. Пару лет назад, зарубежной было больше – около 70%. Цены растут, но за шоу Rihanna на Arena вы бы заплатили в два раза больше, чем за абонемент на половину Sziget с кучей других имен.

Radiohead – отличная группа, я люблю их. И у них много поклонников в Венгрии. Но не настолько много как у Rihanna. А выступление Rihanna прошло с солдаутом.

Фото: Андрей Максимов, Евгения Люлько, Music Hub