Этот год в украинской музыке был так себе

Давайте возьмемся за руки и признаемся сами себе – этот год в украинской музыке был так себе. И дело не в том, что музыки стало меньше, а в том, что эта музыка не становится лучше.

В прошлом году мы насчитали около 300 украинских альбомов. В этом – более 250. При этом, когда мы собирали материал про 50 любимых песен редакции, мне с трудом удалось собрать свои 25. Потому что одно дело – хорошая музыка, а другое – музыка, которую ты слушаешь. Как-то так получилось, что из тысяч украинских песен, вышедших за этот год, я почти ничего не добавил в свой плейлист.

Но важно не то, что происходит, а то, почему это происходит. Если мы оперируем понятиями «хорошо» или «плохо», нам нужна база для сравнения. Я думаю, что сравнивать стоит с ужасающим для промоутеров и золотым для музыкантов 2014-м годом.

В 2014 европейские и американские артисты практически перестали к нам ездить. Фестивали еле выживали. Каждое выступление российского артиста было событием, которое обсуждалось на всех уровнях.

В 2017 к нам ездят Foals, alt-J, Bastille и многие другие. Российские рэперы собирают Stereo Plaza и Дворец Спорта. Взлетают такие группы, как Пошлая Молли и Буерак. А значительная часть украинских артистов остается на том же уровне, что и два года назад, и пытается наскрести денег на новый сингл или клип.

На рынке действительно не так уж много денег. Об этом мне в интервью говорил Ярмак. Об этом говорят и факты – растущее количество проектов, которые запускаются здесь и ориентируются на российский рынок, который все-таки богаче.

В этом году явно проявилась одна тенденция – стало гораздо больше поп-артистов. У нас формируется целый поп-андеграунд, который включает такие группы, как её и daKooka. У нас формируется альтернативная поп-сцена, в рамках которой работают Constantine и MamaRika. У нас даже понемногу обновляется мейнстрим. Тот же Monatik и, например, Tayanna – это явно свежая кровь.

Но в поп-музыке всегда было и всегда будет какое-то движение. Потому что поп-артисты играют корпоративы и на этом зарабатывают реальные деньги. А что делать группам, музыка которых под корпоративы не годится?

У такой группы есть две крайности, к которым все рано или поздно приходят. Либо ты остаешься безызвестным музыкантом и забиваешь на творчество, либо попадаешь в бесконечную череду туров и концертов как Stoned Jesus или Jinjer. Оба пути – не то, чтобы очень завидные. Даже если мечта сбылась, и ты стал популярным, образ жизни с 3-4 концертами в неделю в разных городах подойдет только безумным фанатам своего дела. Порой съездить с семьей на отдых выглядит перспективнее, чем плестись по румынской степи из одного клуба в другой.

Но это мы говорим о мировом успехе, явлении довольно редком. Если же группа достигает умеренного успеха в Украине и не имеет возможности играть корпоративы – в принципе, будущего у нее нет. На продажах альбомов не заработаешь, на выступлениях по Украине – тоже. На выходе мы получаем отсутствие мотивации и стремления делать свою музыку лучше и выпускать ее чаще.

Но винить во всем только рынок – занятие неблагодарное. Музыканты тоже несут ответственность.

В ходе беседы с Сетом Трокслером он сказал важную вещь: во времена лейблов качество музыки было гораздо выше. Потому что существовал фильтр. Лейбл не мог себе позволить выпустить что попало, потому что вкладывал в это свои деньги.

Большинство музыки, которая сейчас выпускается в Украине, выпускается самостоятельно. Чтобы записать альбом, достаточно иметь компьютер. Чтобы попасть на стриминги – заплатить 20 баксов. Вуаля – 250 альбомов в год.

Дисклеймер: это все не касается электронной музыки. Я плохо ориентируюсь в том, что там происходит.

Главным провалом и успехом этого года можно назвать Ивана Дорна. Провалом – потому что из-за его интервью Украина практически потеряла прекрасного артиста. Успехом – потому что его лейбл Masterskaya во многом сформировал звучание новой украинской музыки в этом году. Согласно нашему рейтингу, лучший альбом года у YUKO, Comma отдала лучший EP проекту [O], а альбом — тоже YUKO, кроме того, в рейтинги Muzmapa и Karabas Live попали вышеназванные YUKO, а также Constantine и сам Дорн. Лейбл выступил тем самым фильтром, помог, поднажал, где надо и убрал – где не надо.

Похожие процессы происходят в компании Святослава Вакарчука. Пока Океан Ельзи отдыхают, в эфиры и на фестивали ворвались два проекта – Христина Соловій и Leo Mantis. Лео может пока похвалиться только одним хитом. Зато Христина выпускает синглы со стопроцентным попаданием. Не говоря уже о том, что очень сильно выросла как живой артист.

Из других заметных явлений – огромный тур Бумбокса, который давно сам себе лейбл. А также запуск собственной студии O.Torvald. Где студия — там и до продюсерского центра недалеко. Лейбл Vidlik сосредоточился на ONUKA, но все равно продолжает понемногу развивать The Elephants, а также взяли под свое крыло молодую певицу-блогера Jerry Heil.

Эта совокупность фактов говорит о том, что на рынке начинает формироваться инфраструктура лейблов. Инди-музыка, в свою очередь, сдает позиции. 2017 – переходный год, перевалочный пункт. Тот момент времени, когда музыканты начинают понимать, что одной музыки, даже на украинском, уже не достаточно. И даже квоты не меняют ситуацию к лучшему, а лишь плодят большое количество посредственной попсы.

Мне хочется верить, что украинская музыка переживает временную стагнацию. И в следующем году музыканты поднажмут в качестве, нам будет о чем писать каждый день, а на рынке станет больше денег.

П.С. На фоне всего вышесказанного хочется сказать спасибо билетному агентству Karabas.com, благодаря которому я могу писать эти строки и не погибать от голода, а также не работать еще на 2-3 работах. Благодаря его поддержке мы продолжаем расти и развиваться.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.